Подписка на обновления сайта Конкурсы эротической поэзии Новые произведения на сайте Плэйкасты на произведения авторов Поиск на сайте Горячие новости Анология современной эротической поэзии "Эрато"
  Эрато | Галерея | Обновления галереи | Новые публикации | Антология | Плэйкасты | Подписка | Конкурсы | Поиск | RSS | FAQ |  
 

Венецианов Алексей

Платье Дианы

 
НовостиАвторыПроизведенияИзбранные произведенияСсылкиОбратная связь
 
 
 

Кулиева Фарида

Статистика автораВсе произведения автора

Для многих любовь — отрада

(Депрессивное)

Для многих любовь — отрада,
А мне — ядовитый нож.
Ничто больше мне не надо.
Я сдохла. Меня не трожь.

Убита лежу бездушно,
Поскольку души уж нет.
И воздуха мне не нужно,
Противен сам белый свет.

Уже не скажу: "Любимый",
Не буду писать: "Люблю".
Совсем не нужны интимы,
Ни с кем больше я не сплю.

Нет сердца, оно в кусочках
Валяется на полу.
Надежда расплылась в строчках
И смылась по санузлу.

Окончена жизни повесть
С названием про любовь.
Пора бы иметь и совесть,
Смириться, что стынет кровь.

Для многих любовь — отрада,
А мне — ядовитый нож.
Ничто больше мне не надо.
Я сдохла. Меня не трожь.

* * *

Грустила я сильно, звалась "Несмеяна"

Грустила я сильно, звалась "Несмеяна",
Хотя дочь царя я была без изъяна.
Но сильно хотела иметь мужика.
А нету его. Просто жуть и тоска.

Какие-то старцы вокруг и бояре,
И все импотенты, все люди в футляре.
И видя всё это (душа ведь горит),
Я плакала сутками просто навзрыд.

Отец рассмешить приказал непременно.
Устроили конкурс. Но не было члена,
Который хотелось бы мне приласкать.
И я всё ревела, смотря свысока.

Однажды приехал на печке Емеля,
Простой мужичок и признался, краснея,
Что вмиг по велению щучьему он
Покажет, как может быть член возбуждён.

И только сказал он слова заклинанья,
Возникла эрекция — просто за гранью.
Скорее на член насадилась я вся,
И прыгала долго, смеясь, голося.

Услышал мой смех царь-отец через дверцы,
Вскричал: "Дорогие мне единоверцы!
Свершилося чудо, я рад, вашу мать!
Желаю я дочь за Емелю отдать!"

Сыграли нам свадьбу, я стала весёлой,
Смеюсь под Емелей на печке я голой.
Но покритикую, хоть это грешно, —
Без щучьих велений не так всё смешно!..

* * *

Моя любовь совсем не виртуальна

Моя любовь совсем не виртуальна,
Не знает рамок умственных идей.
Она весьма реальна, сексуальна,
И жаждет встреч с любимым поскорей.

Моя любовь совсем не иллюзорна,
Не пишется в неясных строчках строф.
Она инстинкту дикому покорна,
И не боится, что ломает дров.

Моя любовь живая и конкретна,
В ней бьётся пульс и ластятся тела.
И я пишу стихи вполне предметно,
Сгорая в страсти похоти дотла.

Моя любовь другим быть может странна,
Но для того пророк есть и поэт,
Чтоб рассказал, как может быть желанна
Любовь, что в мире правит много лет.

* * *

Я тебя в толпе заметил средь прохожих

(Песня от мужского лица)

Я тебя в толпе заметил средь прохожих,
Сердце застучало бешено до дрожи.
Думал, что тебя уже я потерял...

Ты мне говорила, что не будет счастья,
Если мы не станем друг для друга частью,
Это я умом и сердцем осознал...

«Подожди, не спеши! —
Я кричу от души, —
Ты же видишь, что с тобой мы вместе вновь!
Мне поверь, что тебя
Не предам я, любя!
Навсегда нашли с тобою мы любовь!»
Мы любовь...

Ты прекрасна как никто на этом свете,
Для тебя готов порвать любые сети,
Чтобы только были вместе мы с тобой!

Только не закрой души с обиды дверцы.
Вот тебе навек моя рука и сердце,
Ты мне предназначена самой судьбой.

«Подожди, не спеши! —
Я кричу от души, —
Ты же видишь, что с тобой мы вместе вновь!
Мне поверь, что тебя
Не предам я, любя!
Навсегда нашли с тобою мы любовь!»
Мы любовь...

* * *

Проявляю глазные уменья

Проявляю глазные уменья:
Зрением наблюдать боковым,
И пытаюсь прочесть все движенья,
Даже твой поворот головы.

Как ко мне ты, любимый мой, дышишь?
Подаю я сигналы тебе.
Поднимаю я юбку всё выше,
Сидя в зале, смеюсь при ходьбе.

Ты не можешь меня не заметить!
Источаю любви аромат.
Самый лучший мужчина на свете,
На меня брось внимательно взгляд!

Буду я самой радостной в мире,
Если ты с предложеньем придёшь.
Я готова дать ключ от квартиры.
Быть с тобой вместе мне невтерпёж!

* * *

За мольбертом сижу я в художке

За мольбертом сижу я в художке,
И сгораю совсем от стыда:
Парень голый стоит без одёжки,
Он натурщик у нас. Вот беда.

А мне нужно доделать работу,
Чтобы двигать учебный процесс.
В мастерской нынче много народу,
Я же думаю, дура, про секс...

Тело парня мне разум туманит,
Только тут вижу полное ню.
Карандаш по бумаге варганит,
Развожу вместо линий мазню.

Мышцы, пресс и высокие ноги:
Словно статуй античный пацан.
Не могу опустить взгляд, о, боги!
Точно разум попутал шайтан.

Но красив у него тот отросток...
И размер соблазнительно крут.
Интересно, когда будет жёсток,
Как он выглядит? Будет раздут?

Эти мысли совсем отвлекают,
Я рисую как будто в бреду...
Ощущаю: соски набухают,
Ногу за ногу чаще кладу...

Вдруг подходит художник-учитель,
И мне шепчет на ухо: "Элен!
Дорогуша, зачем, объясните,
На рисунке у вас только член?"

* * *

Раньше не знала совсем

Раньше не знала совсем
Я про грибы абсолютно.
Знала - растут. Но зачем?
Было ответить мне трудно.

Видела издалека
Их иногда только мельком.
Но не держала в руках...
Так - за неделькой неделька.

Но наша встреча пришла,
Вот он стоял предо мною:
Прочною ножка была,
Шляпкой покрывшись тугою.

Заворожённо смотрю
Я на творенье природы.
Шёпотом поговорю
С ним про любовные оды.

Как без гриба я жила
Даже уже не понятно.
Трогать его и желать -
Это ведь очень приятно.

Пусть он скорее растёт,
Радует женскую душу.
Ну-ка в лукошко, вперёд!
И растряси, словно грушу.

* * *

А я с тобой всё в том же самом дне...

А я с тобой всё в том же самом дне...
(Не дне, пожалуй, - в месяце медовом),
Когда вдвоём на брачной простыне
Мы наслаждались сексом за засовом.

Мне нужен был лишь только ты один,
Тебе нужна была лишь я на свете.
Горел в углу в отеле нам камин,
Тонули в ласках, куни и минете.

Два тела наших в плоть одну слились,
Которое оргазмами плясало.
"Замёрзла? Нет? Тогда ко мне прижмись!" -
Ты говорил, и было ночи мало.

И не ушла любовь от нас с тех пор.
Её мы держим, обнимаясь страстно.
Медовый месяц нас хранит от ссор,
Года и время ведь над ним не властно.

* * *

Я как-то играла в спектакле известном

Я как-то играла в спектакле известном
Степенную даму в костюме прелестном:
Держался он весь на бретелечке тонкой,
И был легче пара, в кружавчиках шёлка.

И вот я на сцене, вся в образе млею,
Болтаю какую-то пьесы идею,
А стерва-соседка по старой гримёрке,
С которою вечно какие-то тёрки,

Взяла и, паскуда, как-будто случайно,
Порвала бретельку деталью дизайна.
Упал мой наряд, словно брошенный, на пол,
Осталась на мне только старая шляпа.

Эх, зря я под платье трусы не одела,
Теперь вот стою обнажённая телом...
А публика в зале аж с кресел привстала,
Таращатся так, будто видно им мало.

Соседка с гримёрки ликует ехидно.
Что делать? Сбежать? Это будет обидно.
Решаю остаться и, как ни бывало,
Веду диалоги под взглядами зала.

Актёры по сцене в начале запнулись,
Но после оттаяли, даже втянулись.
Так и доиграла всю сцену я голой,
А злая соседка упилася "Колой".

Дарили цветов мне всех больше в тот вечер,
Гром аплодисментов был как от картечи.
И сам режиссёр, выпив валерианки,
Признался в любви как "прекрасной дворянке".

Хотели сперва наказать нас обеих,
Что я побыла как скульптура в музее.
Но из-за успеха вопрос был решённый.
С тех пор я играю ту роль обнажённой.

* * *

Я вам не верю, что вы женаты

Я вам не верю, что вы женаты,
Что вы настолько со мной зажаты,
Что не хотите никак общаться,
Обнять, прижать и целоваться.

Я вижу это по вашим взглядам,
Как жалко вам, что я не рядом.
На вашу ложь плевать хочу я.
Ты не солжёшь, со мной ночуя.

* * *

Что-то сбились у вас биосенсоры!

Что-то сбились у вас биосенсоры!
Что творите вы там, теле-цензоры?
Вам бы мазать горшочки, кастрюли ли.
Вновь соски у актрис вы заблюрили!

Все вы груди у женщин испортили...
Не нужны никому эти фортели!
Что плохого в красивой эротике?
В обнаженного тела мелодике?

Создал Бог для любви тело женское
И мужское, а не декадентское.
Так зачем вы всё смазать пытаетесь,
И над зрителем так издеваетесь?

Только старые пни возмущаются,
Если в фильме до ню раздеваются...
Вашей глупостью мы поражённые!
Будто не были вы обнажённые.

Грудью кормят все мамы детишечек,
Рисовал грудь художник для книжечек,
Не забытая грудь модельерами,
Посмотрите журналы с примерами.

Сколько грудь воспевалась скульптурами,
И в картинах живыми натурами!
Загорают давно уже топлесом
Все на пляже, не возятся с комплексом.

Я сама выступаю раздетою,
Показав грудь, поэтом воспетую.
И снимаюсь в кино и на видео
Не затем, чтоб была грудь в сокрытии.

Так что хватит руками негодными
Воевать с прелестями природными!
Уберите цензуру, несчастные!
Дайте людям увидеть прекрасное!

* * *

В жизни так мало счастья

В жизни так мало счастья,
В жизни так мало смеха.
Очень люблю гулять я,
К плотским спешу утехам.

Очень люблю компаний
Жар словно из пекарни,
Там, где полно "Шампани",
Где молодые парни.

Там я цвету душою,
Там всех люблю всецело,
С радостию большою
Там отдаюсь я телом.

В страсти кричу и плачу,
Жду наслажденья мига,
Силы на секс лишь трачу,
Жажду оргазма ига.

Сладостно просыпаться
Голой в чужой постели,
Чтобы опять отдаться
Эросу на недели!

* * *

Говорят, что пишу неприлично

Говорят, что пишу неприлично,
Всех смущаю, что так эротично
Выражаю восторги о муже
И о сексе... Что может быть хуже?

Нос кривят записные поэты,
Что я трогаю темы "про ЭТО".
Намекают, что я, мол, с востока,
Ну а там с этой темою строго.

Говорят, что сама я развратна,
Проститутка, сидела, понятно.
На метле я летала, конечно.
И в гареме жила чуть не вечно.

Обвиняют на полном серьёзе!
Но стихи - это только лишь грёзы...
В этом я ну никак не повинна,
Всё - лирическая героиня.

Я умею писать про другое,
Но мне нравится секс и где двое.
Пусть прикрыта я только халатом,
Но зато не пишу строчки с матом.

* * *

Приняв снова ванну, прибрала постель

Приняв снова ванну, прибрала постель,
Оделась красиво как порномодель.
Сижу, жду звоночков клиентов своих,
Курю сигарету, шепчу глупый стих.

Сегодня в ударе я явно была,
Уже с девятью за день переспала
И славы за мною волочится шлейф,
Рублёвый полтинник заныкала в сейф.

Один был так страстен, что рвал и метал,
Другой очень долго никак не кончал,
Ещё был стеснительный странный чувак,
Был тощий, высокий и жлоб-здоровяк.

Одни любят позы, как в фильме, менять,
Другие всего лишь - впритирку лежать.
Какие-то ходят ко мне много раз,
А кто-то пришёл для случайных проказ.

Люблю я любить, ублажать, доводить
Любимых мужчин - Петей, Васей и Вить.
Я даже словила оргазм один...
Звонок! Всё! "Алло, я одна! Заходи!"

* * *

Я лежу и дремлю на кушетке

Я лежу и дремлю на кушетке,
Собираюсь заснуть наконец,
А за стенкою к нашей соседке
В гости снова припёрся самец.

Он соседку наверно замучил,
Хоть иди и ругаться звони.
И кровать у стены так скрипуча,
Что я слышу как скачут они.

Спинка ихней кровати стучится
Мне об стенку под яростный ритм.
И понятно, мне больше не спится,
Всё во мне возмущеньем горит!

До чего ж наши стены картонны!
Нету частного, всюду - общо.
Вскоре там начинаются стоны,
Даже крики и просьбы: "Ещё".

Стуки, скрипы, блаженные звуки
Создают мне картину в мозгу.
О, какие же всё это муки!
Слышать дальше я их не могу.

Затыкаю подушкою уши,
В горле чувствую зависти спазм.
Но увы, снова слышу снаружи
Крик соседки, достигшей оргазм...

* * *

Мы остались вдвоём... и на это скажу я

Мы остались вдвоём... и на это скажу я:
"Мы под знаменем красным побьём всех буржуев,
И везде установим советскую власть,
Вот тогда и займёмся любовию всласть!"

Но сказал ты, меня прижимая любовно:
"Я не в силах терпеть, ты пойми, безусловно.
В Красной армии должен сражаться боец
При поддержке и страсти от женских сердец".

Поцелуям твоим я сдалась, мой товарищ:
Не лишаться ж любви в дни гражданских пожарищ!
Сбросив нашу одежду с оружьем на пол,
Между нами неистовый танец пошёл.

Мировой революции будем бойцами,
Буржуазное ханжество канет с концами!
Отдаюсь с полной страстью любви и войне
За рабочее дело в решающем дне!

* * *

Помнишь, подруга, смотрели с тобой

Помнишь, подруга, смотрели с тобой
Фильмы с кассет Тинто Брасса?
Он целый мир нам открыл половой,
Стали взрослее мы сразу.

После уроков к тебе мы неслись,
Видео быстро включали,
Помню, что руки ужасно тряслись,
А мы смотрели, молчали.

Мастер эротики, о, Тинто Брасс,
Ты научил восхищаться
Телом мужским, показав мастер-класс,
Как надо с членом общаться.

Я постигала как сладостен секс,
Как это в общем прекрасно,
Как вожделен основной наш рефлекс
На всё, что выглядит страстно.

Я научилась всем телом владеть,
Чтобы казаться богиней,
Я научилась так платье надеть,
Чтоб возбуждать гладью линий.

Позы, игру, - всё из фильмов брала
Я для своей страстной жизни.
После мужчинам про опыт врала:
"Всё от природы, не висни"!

Я вспоминаю, подруга моя,
Тайные наши сеансы...
Стали развратными мы: ты и я.
Петь буду фильмам романсы.

* * *

Снится сон мне всё время ужасный

Снится сон мне всё время ужасный,
И не знаю зачем он, к чему.
Только сны мне, увы, не подвластны,
В них ныряю как будто во тьму.

Снится мне, что пришла снова в школу,
Будто школьницей стала опять.
Вдруг гляжу, а всё тело-то голо...
Я лишь в том, в чём рожает нас мать!

Покрываюсь от ужаса потом.
Как же так я забыла надеть
Юбку, гольфы, жакет с отворотом?
И теперь мне придётся краснеть.

На меня смотрят все с любопытством,
Парни просто залипли на мне,
Я ж стараюсь держаться с бесстыдством,
Будто так, мол, и надо вполне.

И среди страха вдруг замечаю,
Тяжелеет под взглядами грудь,
Ощущаю, что всех восхищаю,
Я хочу этот миг растянуть.

Просыпаюсь и, лёжа в постели,
Не пойму, что же больше страшит:
То, что голой меня посмотрели,
Или что возбужденье кружит?

* * *

Люблю очень единорогов

Люблю очень единорогов.
Я девственницею была,
Скакала на них по дорогам
И часто - в чём мать родила.

Любила движенье, свободу
И чувствовать как между ног
Качается в ритме по ходу
Несущийся единорог.

Но вдруг повстречала мужчину,
Меня он пленить речью смог,
Узнала, с ним прыгнув в пучину,
Что он тоже единорог.

И рог этот очень приятный,
Люблю я на нём поскакать.
Мне стали близки и понятны
Мужские эфиры и стать.

Качается в ритме любимый,
Вонзая в меня твёрдый рог,
Мне скачки так необходимы,
Чтоб сказки наполнил восторг.

* * *

В туманном возбуждении

В туманном возбуждении
Сидела рядом с ним,
Была я вся в смятении:
Он предлагал интим.

Обнял рукой за талию,
На ушко мне шептал,
Что он во всей Италии
Такую не видал.

А я свой взгляд потупила,
Смущаясь до красна,
И тем лишь усугубила
Стремленья пацана.

Причин не находила я,
Чтоб отказать ему.
Кровать стояла милая.
Что делать, не пойму...

Решила я расслабиться,
Пусть всё произойдёт.
Он шепчет мне: "Красавица!"
Целует мой живот.

Поднял мне юбки длинные,
Пробрался между ног,
А я лежу невинная,
Мой лифчик даже взмок.

Вошёл в меня он ласково,
Качает всю кровать.
Не знаю итальянского,
Но хочется кричать.

Кричу от страсти радостно,
Не открывая глаз.
Приятно очень, сладостно,
Ну вот и он, оргазм.

Я млею от покорности,
Лежу уже без сил.
И соблазнитель вскорости
Разрядку получил.

Моя любовь - свободная.
Люблю мужскую власть!
Как классно, что сегодня я
Мужчине отдалась.

* * *

Хотела с тобой переспать

Хотела с тобой переспать,
Короткое платье надела,
Старалась так выгодно встать,
Чтоб видел желание тела.

И чёрные кудри волос
Я перед тобой развевала,
В глазах у меня был вопрос,
Тебя я хотела, желала.

И пуговицы на груди
Всё ниже расстёгивать стала,
"О милый, возьми и войди", -
Тебе в мыслях чётко шептала.

Старалась прижаться к тебе,
Чтоб как-нибудь ты прикоснулся,
И изнемогая в борьбе,
Мой голос слегка поперхнулся.

Тебе намекала весь день,
Что очень хочу ночи страсти.
Но ты был тупой, словно пень.
Другому скажу значит "Здрасьте".

* * *

Любовник мой бывший был не из растяп

Любовник мой бывший был не из растяп,
Ко мне приставал постоянно,
Чтоб фотографировать в стиле пин-ап.
С ним было всегда сыто-пьяно.

То юбку заставит поднять до пупа,
То грудь оголить неприлично.
А я от любви стала просто глупа,
И к просьбам его не критичной.

Могла я, позируя, ногу задрать
Как что ни на есть балерина,
Прохожим всё было отлично видать,
Рождалась такая картина.

Могла быть в корсете и, руки подняв,
Внезапно явить миру груди,
Любителей радуя всяких халяв,
А тут им стриптиз как на блюде.

Снималась я голой на крышах домов,
И в автомобильном салоне.
Однажды вываливалась из штанов
И топлес снялась на перроне.

Я очень ценила забавы пин-ап,
Меня возбуждало искусство,
Пока не узнала про метод "пикап",
Теперь там теряю я чувства.

* * *

Есть какая-то в этом прелесть

Есть какая-то в этом прелесть -
Сексу юношу обучать,
У кого опыта не имелось,
Но чья кровь сильно горяча.

Мальчик мой, подойди, потрогай
Грудь мою, поцелуй скорей.
Не трясись, я не буду строга,
Но не будем и гнать коней.

Насмотрелся одной порнушки,
И не знает куда совать.
Да расслабься ты на подушке,
Нет, не рухнет у нас кровать.

Не стесняйся, дай член мне в руки,
Я поставлю его сейчас.
Не старайся издать так звуки,
Не бездельничай, лоботряс.

Всё, вошёл ты куда и надо,
Двигай попой туда-сюда.
Мне приятно, я очень рада,
Резче, глубже! О да, о да!

Что, ты кончил уже, мой милый?
Ничего, ты же молодой:
Быстро вновь наберёшься силы,
И продолжим опять с тобой.

Есть какая-то в этом прелесть -
Сексу юношу обучать.
Посмеявшись и канителясь,
Много раз от него кончать.

* * *

Был тихий таинственный вечер

Был тихий таинственный вечер,
С тобой мы сидели одни,
Меня обнимал ты за плечи,
Но были критичные дни.

А ты очень близости жаждал,
Я видела в брюках твоих.
Ширинку я трогала дважды,
Мой лучший на свете жених.

И я, оглядевши округу,
Продвинула молнию вниз,
Ты даже подпрыгнул с испугу,
Что выскочил член как сюрприз.

Его я слегка поласкала
Своею изящной рукой,
И мучить тебя я не стала,
Ведь был ты уже никакой.

Был тихий таинственный вечер,
Прохожие шли кто куда.
Кончал, словно бил из картечи,
Мне в рот ты любовно тогда...

* * *

Люблю я пляж у кромки моря

Люблю я пляж у кромки моря,
Где ветер с жарким небом споря,
Гуляет с лаской по телам,
Лежащим в неге тут и там.

Люблю прилечь в очках я тёмных
На тряпку-четырёхугольник,
Особенно среди мужчин
Без всяких видимых причин.

Люблю в купальнике бикини
Лежать с достоинством богини,
И между делом лифчик снять
И бюсту дать позагорать.

Люблю я мазью от загара
Обмазываться будто шмара,
Массируя особо грудь,
Давая на неё вглянуть.

Люблю поплавать в тёплом море
В костюме топлес, выйдя вскоре,
Изящно трусики стянув,
Их выжать, ножки подогнув.

Люблю лежать потом на брюшке,
Вся голая как из порнушки,
И слышать как на мой наряд
Бабёнки старые ворчат.

Люблю когда мужчины рядом
Располагаются отрядом,
Когда у них торчит в трусах,
И все мечтания про трах.

Люблю одеть халатик тонкий
На тело голое в сторонке,
И с пляжа медленно пройти,
С подолом ветер чтоб шутил.

Люблю болтать я с загорелым
Мужчиной для знакомства смелым,
Пойти, смеясь, к нему домой,
Где будет секс и страстный вой.

* * *

Мне помыться в общественной бане

Мне помыться в общественной бане
Приходилось не часто, увы.
А тут как-то подружки-южане
Завели на помыв головы.

Там конечно же все мы разделись
И остались в чём мать родила.
Покупались, помылись, согрелись,
Что-то выпили даже с горла.

А потом я пошла к туалету,
Заблудилась чего-то в пару.
Я иду и курю сигарету,
И по бёдрам испырины тру.

Вдруг смотрю, а вокруг лишь мужчины,
И все голые, мышцы блестят...
Вижу мокрые ноги и спины,
Мужики на меня все глядят.

"Я ошиблась, наверное, дверью?" -
Говорю, улыбнувшись слегка.
Будто радуясь их недоверью,
Чуть прикрыла рукой два соска.

И у всех будто бы по команде
Между ног стали быстро расти
В сексуальном весьма варианте
Эти органы их (стыд - прости!).

Ну конечно, ушла я оттуда
И ничей не потрогала член.
Но тот кайф никогда не забуду
Как тряслась я до самых колен.

* * *

Я помню как мы в Петербурге

Я помню как мы в Петербурге
На крыше с тобой обнялись,
Ты был в чёрной кожаной куртке,
Нам было тогда зашибись!

А белые ночи дарили
Нам видеть весь город родной,
И губы твои говорили,
Что рвёшься ко мне ты одной.

И я, разомлев от погоды,
Впервые охотно дала
Потрогать все девичьи входы,
И груди раздеть до гола.

Мы были чисты и невинны,
И я вспоминаю всегда
Ту крышу над Питером чинным
И ласки твои без стыда.

* * *

Здорово быть не подвластной порокам

Здорово быть не подвластной порокам,
Зваться Правдивой, учёной женой.
Великолепно в постели с Пророком
Счастье познать и прослыть Хумейрой,

Ласки Его сохранять словно деньги,
С самого детства любить и желать,
И Джебриил к нам сходил на ступеньки,
Чтоб от Аллаха Коран диктовать.

Нет высшей доли для женщин Востока
Всё, что узнала, в Хадисы вписать,
Истина часто тверда и жестока,
Но это счастье её познавать.

Будут в веках брать пример с нашей жизни,
Как я любима Пророком была.
Что рассказала, то без укоризны
Каждый в любви повторит, иншалла!

* * *

Уже лежу и жду тебя

Уже лежу и жду тебя,
В истоме простынь теребя.
Ну где ты ходишь, милый мой?
Иди скорей ко мне домой.

Сняла бюстгалтер и трусы,
И распустила прядь косы,
Смотри, как груди ждут тебя,
Соски торчат, тебя любя.

Сними, любимый, свой костюм,
И носом ощути парфюм,
Коснись меня своей рукой,
И страсть мою ты успокой.

Войди в меня как толстый шприц,
Пока лежу я в позе "ниц",
Всем телом сильным навались,
Чтоб я с тобой взлетела ввысь.

"Люблю тебя" — проговори
И я растаю вся внутри,
Навеки будь ты только мой,
Люби меня одну, шальной!

* * *

Приходите, девочки, ко мне

Приходите, девочки, ко мне,
Погадаю на кофейной гуще
Я любой при яростной луне,
Чтобы жили вы всегда цветуще.

Мы заварим кофе из зерна,
Приготовим в кружечке покрепче,
Буду я в гадании честна,
И о важном с вами мы пошепчем.

Вы увидите ответ судьбы,
Пена нам покажет чудный фаллос.
Перед ним мы без ума, слабы,
Это многократно отмечалось.

Примем же мы этот дар скорей,
Им играться — это в нашей власти,
Побежим искать скорей парней,
Скажем им: "Нам этот вечер скрасьте!"

То, что гуща показала нам,
Мы попросим их владельцев вынуть,
Предоставив нашим ручкам, ртам,
Не забыв пред ними пах раздвинуть.

Приходите, девочки, ко мне,
Погадаю на кофейной гуще
Я любой при яростной луне,
Чтобы были вы всё время лучше.

* * *

Эй, солдатик, куда же мы едем

Эй, солдатик, куда же мы едем
В этой душной машине с решёткой?
Может дальше к таёжным медведям,
Где опять без парней спать под шконкой?

Ну, не хмурься, не будь очень строгим,
Ведь везёшь не бандита, а бабу.
Нам с тобой поболтать бы в дороге,
А то скучно трястись по ухабам.

Погляди, я бушлат растегнула,
Видишь, грудь у меня как упруга?
Да не суй автоматное дуло,
Я ж с тобой вспоминаю супруга.

Нет, ты глянь, как соски затвердели,
Очень хочется мужеской ласки.
Ну, солдатик, коснись, в самом деле,
Грудь моя ведь большая, как в сказке.

Эй, солдат, расстегни-ка ширинку,
Покажи член, какой он хотя бы!
Столько лет я одна и в новинку
Мне его было б вспомнить масштабы.

Ну пожалуйста, трахни меня ты,
Вот, смотри, между ног моих брито!
Я рачком встану, юбки подняты,
Ну давай, что ты мешкаешь, гнида!

Что, не хочешь? Ты трус, а не парень!
А я всё-таки ноги раздвину,
Отласкаю себя, пальцем шпаря.
Всё, кончаю, смотри, чин по чину!

* * *

Ох, в детстве мне было весьма неудобно

Ох, в детстве мне было весьма неудобно,
И стыдно, обидно, когда мы в музей
Вбегали всем классом, а там бесподобно -
Раздетые женщины чуть ли не все.

И вот на скульптуры и эти картины
Смотрели парнишки, открывшие рот,
И видели груди и даже вагины...
Хотела прикрыть им я голый живот.

Казалось что это меня раздевают,
Что будто бы голою видят меня.
Ведь я же такая, и вот парни знают:
Подобное тело имею и я.

Но позже мне стало вдруг очень приятно,
Что женское тело так ценят они.
Ведь их возбуждает, и это понятно,
Когда наши прелести обнажены.

И стало забавно смотреть на красоток
Совместно с парнями и даже смущать,
Смотрите, мол, как быть прекрасно без шмоток,
Какая, мол, грудь, ей бы только прельщать.

Потом и свои фотосессии стала
Показывать с радостью близким друзьям.
И видя реакцию, вся кайфовала,
Пусть смотрят, хотят, даже чьи-то мужья.

Теперь пред мужчинами я обожаю
Предстать обнажённой во свете софит.
Их взгляды ловлю, а сама сображаю,
Как классно иметь тела женственный вид!

* * *

Отбываю на зоне срока

Отбываю на зоне срока.
Я, красивая, даром сижу.
Как же хочется мне мужика!
Ой, девчонки, с ума я схожу.

Я ж привыкла на воле любить!
Каждый день с кем-то ложе делить,
Сладко трахаться, кушать и пить,
Да безумные ласки дарить.

А теперь нет нигде мужика
Ни единого несколько лет!
Ни Серёньки, Юрка и Витька...
Никому здесь не сделать минет!

Как же хочется мне мужика,
Хоть какого, потрахаться чтоб.
Пусть познал бы он, как я жарка,
Как умею любить я нон-стоп.

Ой, девчонки, без секса умру,
Дайте мне хоть какой-нибудь член.
Я его весь от страсти сотру,
Даже пайку отдам вам взамен.

Ну когда же он кончится, срок?
Ах, когда ж я свободно смогу
Заниматься любовью под рок?
Ох, девчонки, держите, сбегу...

* * *

Как ты там на свободе, любимый, родной?

(тюремная)

Как ты там на свободе, любимый, родной?
По тебе я в застенках страдаю.
Трудно мне без тебя здесь на зоне блатной,
Без любви я твоей пропадаю.

Вспоминаю я нашу с тобою любовь,
Как гуляли на всю пропалую,
Как меня обнимал, что и не прекословь,
Как ласкал плоть мою молодую.

Как мы сексом с тобой занимались везде,
Где могли только уединиться.
На тебе я висела как плащ на гвозде,
До сих пор член твой каменный снится.

Как хочу я его снова чуять в себе,
Ощущать телом страстные ритмы.
Даже мокрая стала и кровь на губе,
Так хочу секс... Жаль двери закрыты.

Если б только ты знал, как соскучилась я,
Как мне осточертели тут бабы!
Как изнемогает вся сущность моя,
А сидеть мне ещё тут не слабо...

* * *

Эй, парнишечка молодой!

(цыганская)

Эй, парнишечка молодой!
Где ты ходишь там, холостой?
Все цыгане давно уснули,
Приходи же ко мне с уздой!

Я давно развела костёр,
Сядь со мной на травы ковёр,
Подыграешь мне на гитаре,
Я станцую там у озёр.

А потом вскочим на коней,
Унесёмся в страну теней,
Там любить будем мы друг друга,
Станем мы без вина пьяней.

Будут кони на нас смотреть
И завидовать, и храпеть,
Мы вернёмся под утро в табор,
Чтоб вдвоём жить и умереть!

* * *

Бисмиллях, к тебе пришла я, драгоценнейший мулла

(любовная, мусульманская)

Бисмиллях, к тебе пришла я, драгоценнейший мулла.
"Ассалам алейкум, что ли?" - я в дверях произнесла.
"Альхамдулиллях", - ответил ты, обняв меня за грудь.
"Валляхуль мустаан, милый", - говорю, - уж как-нибудь".

"Баракаллаху фики", - ты говоришь и, взяв, несёшь
На диван в коврах пуховых, "Машаллах!" - почти орёшь.
"Астагфируллах, - ты шепчешь, - Если упущу свой дар!"
И тебе я отдаюся с криком: "Аллаху акбар!"

* * *

Мне всегда не хватало метлы

Мне всегда не хватало метлы,
Надоели одежды чехлы.
И хотела наслать на тех порчу,
Кто всю жизнь мою делал мне горче.

Не питаю любви к барахлу.
Купит скоро мой муж мне метлу,
До гола я разденусь с восторгом,
И верхом полечу над пригорком,

Над рекою и старым леском,
Над заводом с вонючим дымком,
Над унылых людишек домами
В обнажённом прикиде для дамы.

Позавидует пусть управдом,
Он мечтал навалиться пластом,
А теперь я такая летаю,
Мужиков с панталыки сбиваю.

Буду ведьмой являться везде,
Поутру и при первой звезде.
Колдовать буду, чтоб не повадно
Было тем, кто тут злобствует жадно.

Превращу всех завистниц я в жаб,
Станет бывший любовник как раб.
Приворотом я мужа заставлю
Жизнь отдать за меня, взявши саблю.

Буду самой счастливой такой,
Потеряют ханжи свой покой.
Как в ночном небе скоро увидят
Профиль мой на метёлочке сидя.

* * *

Вечер тусовки в огромной квартире

Вечер тусовки в огромной квартире,
Музыка, свечи, танцульки, фуршет.
Тяжко дышу в этом праздном эфире,
Где от желаний спасения нет.

Парочки страстно целуются стоя,
Вижу — у женщины голая грудь...
Нет никому в это зале покоя,
Чтобы в рассудке пребыть как-нибудь.

Здесь окружают такие мужчины,
Что прямо кругом идёт голова,
И я не вижу какой-то причины
Им не отдаться, покуда жива.

Сильные руки меня обнимают,
Гладят, ласкают и в танце ведут.
То мне бокалы вина наливают,
То уж на ушко о страсти поют.

И уж когда силу воли теряю,
С диким восторгом за плотью иду,
Платье подняв, секс со мной позволяю,
Сумму оргазмов считая в бреду.

* * *

Спит мой мужчина на нашей кровати

Спит мой мужчина на нашей кровати,
Я же решила: бездельничать хватит.
Кофе испила, но села, смотрю
Я на любимого, тихо курю.

Тело спортивное: мускулы, мышцы, -
С зависти дохнут мои сослуживцы.
Кубики пресса имеет живот.
Плечи широкие, руки вразлёт.

Пальцы красивые напоминают
Как мне искусно всё тело ласкают,
В тайные могут проникнуть места,
Где не хватает мужского перста.

Профиль точёный при свете восхода
Мне наблюдать постоянно охота.
Край одеяла свалился на пол,
Не подобрать мне восторга глагол.

Пенис лежит на боку как колбаска,
Этою ночью дарил он мне сказку.
Я обожаю когда он стоит...
Ну а сейчас он с хозяином спит.

Ниже висят два прекрасных яичка,
Их я высиживать буду как птичка,
Только займёмся любовью когда,
Классно качаться туда и сюда!

Длинные ноги любимый раскинул.
Ох, жар ударил мне даже в вагину...
Чувствую, хочется снова любви,
Всё, насмотрелась, бужу. Эй, лови!

* * *

Переспали с тобою в общаге

Переспали с тобою в общаге,
Может быть перебравши вина.
Не смогла отказать симпотяге,
В том конечно моя есть вина.

И пока я на коечке голой
Отсыпала последний свой сон,
Ты пофоткал меня "Мотороллой"
В разных ракурсах, мерзкий ты слон.

А потом мне подруги прислали
С интернета картинки со мной.
Сразу щёки мои запылали,
Стала я прямо порнозвездой!

Все вокруг эти фотки смотрели,
Где видна моя вульва и грудь.
Шла на пары теперь еле-еле,
Пряча к полу глаза как-нибудь.

А тебя я ударила в морду,
Все смеялись как ты полетел.
Моему от тебя дискомфорту
Оказалось был точный предел.

Я не стала ни разу изгоем,
С уваженьем встречали меня.
И ходили за мной чуть не строем
Обожатели-парни полдня.

Ты рекламу мне классную сделал,
Хоть о том не просила тебя,
Восхищает других моё тело,
Ну а ты ублажай сам себя.

* * *

Говорят мне, что очень развратна

Говорят мне, что очень развратна,
Что кому я попало даю.
Но вернуть если время обратно,
Я не стала б менять жизнь свою.

Я люблю наслаждения плоти,
При мужчинах я таю душой.
Как могла бы я быть секса против?
Как могла б не хотеть член большой?

Осуждают меня тётки злые,
Что не ведают секса давно.
Как милы мне гулянки ночные,
Если б знали вы, даже смешно.

Все мужчины по мне будто сохнут,
Постоянно ласкают меня.
Я скорее совсем лучше сдохну,
Чем пробуду без секса полдня.

Переспала с богатым и важным,
А потом с интересным судьёй.
Со спортсменом в салоне массажном,
И с великим артистом Ильёй.

Наслаждаюсь, пока молодая,
И мужчин как наркотик люблю.
Буду дальше любить, возбуждая
Вашу ненависть, не поскорблю.

Ведь мне нравится эта свобода,
Пусть порою хожу по ножу.
Секс люблю и гульбу до восхода.
Да, я шлюха, и этим горжусь.

* * *

Институт мне давался непросто

Институт мне давался непросто.
Все занятия я прогуляла.
На процентов почти девяносто
На шпаргалки одни уповала.

Так сдала я всю сессию даже,
Но попался упорный профессор.
Как солдатик стоял он на страже
Добавлял мне ненужного стресса.

И с зачёткой пошла я однажды,
Затолкала в конверт двести баксов
И сказала, что очень я жажду,
Что он впишет оценку за таксу.

Деньги взять он увы, отказался.
Весь этаж опустел, вечерело.
Он глазами по мне пробежался,
По фигуре моей загорелой.

Прошептал невзначай, что возможно
Он помог бы по веской причине:
Ведь наверно мне будет не сложно
Сделать помощь ему как мужчине.

Посмотрела, а он из ширинки
Достаёт вдруг изогнутый пенис.
Я похожие как-то картинки
Наблюдала в порнушке про теннис.

Я вздохнула всей грудью тоскливо,
Заблуждала глазами по стенам.
А профессор сидел терпеливо,
С выражением очень блаженным.

На шантаж я была не готова
И тем более в области секса...
Но с другом стороны, — что такого?
Как прожить без мужского рефлекса?

И подсела к профессору ближе,
Член взяла его в нежные руки,
Поласкала немного пониже,
Отодвинув ненужные брюки.

А профессор сопел, раскрасневшись,
Помогал мне движением таза.
Вскоре член от массажа зардевшись,
Брызнул спермою мне в оба глаза.

И пока я лицо утирала,
Отдышался профессор комично,
И поставил зачёт без скандала.
Так я кончила вуз на отлично!

* * *

Вспоминаю из юности дальней

Вспоминаю из юности дальней
Как к познанью мужчин приобщалась,
Наблюдая в музее скандальный
У скульптуры отросток, смущалась.

Как увижу: толпа вдруг иссякла, -
Я на пенисы жадно смотрела
Аполлона, Давида, Геракла,
И волнением смутным горела...

Я считала: комочек с отростком -
Как в музее - мужчины имеют,
Но однажды девчонкой-подростком
Шла по пляжу, где тело все греют.

Мужики были в плавках различных,
Очертания членов под ними
Были сразу понятны отлично,
И под пузами даже пивными.

Я нечаянно остановилась
У кустов, где лужок был сожжённый,
Там тропинка заросшая вилась,
И мужчина стоял обнажённый.

Пригляделась к нему. Что же это?
Между ног там как пушка вздымался
Член с головкой иссинего цвета
И, пульсируя, будто качался.

Был он жилистый очень и длинный.
Я от зрелища остолбенела.
Залилася я краской невинной
И попятилась к пляжу несмело.

Перебрала сто тыщь вариантов,
Где же тут основанья для фальши,
И решила, что он из мутантов,
Потому и стоит тут подальше.

Все - на пляже и в плавках приличных,
А мужчина - в кустах с членом голый...
И с тех пор я в познаниях личных
Отгоняла тот образ тяжёлый.

Мне потом показали порнушку
Две подружки из смежного класса,
Там увидела ту же я пушку
У хотящего секс ловеласа.

А попозже смогла и потрогать
Я живой член, торчал чтоб упруго,
Твёрдым как рог у единорога,
И мне в сексе служил верным другом.

* * *

После пляжа свой купальник

После пляжа свой купальник
Я в пакетик положила.
Ветерок подул - охальник -
Я подол не сторожила,

И всему честному люду
Показались попа, ноги,
И, скрывать от вас не буду,
Мой лобок побритый, строгий.

Я скорей ловить руками
Принялась кусочек ткани,
А мужчины дураками
Тут же стали как в шалмане.

И кричат, и все глазеют
Без стеснения и такта,
А полы халата веют,
Не дают прикрыться как-то.

Приседаю, наклоняюсь,
И кручусь я против ветра,
Но при том, как ни стараюсь,
Не прикрыла ни пол-метра.

Видят наглые мужчины,
Все интимные местечки...
Были б у меня штанины,
Не было б такой осечки.

Наконец я запахнулась
И, смущённая, сбежала,
Так, что даже задохнулась,
За края подол держала.

А потом придя в квартиру,
Осознала, что - как классно
Показаться б снова миру
Без трусов под ветром властным...

Я пойду ещё купаться,
И трусы не буду брать я,
Снова жажду постараться,
Чтоб подол взлетел у платья.

* * *

Дом богатый, роскошный дворец

Дом богатый, роскошный дворец,
Я супружница миллионера!
Сотни платьев, сто шуб и колец
Я имею, и денег безмерно!

Возлегаю на ложе своём,
Обнажённая под пеньюаром,
Я прекрасна как лилия днём,
И пылаю желания жаром.

Мой супруг так не кстати храпит,
И что жмусь я к нему и не знает...
Он из самых из бизнес-элит,
Жалко кровь в нём так редко играет.

На полвека он старше меня,
Он мой папочка, бог и кормилец.
Но хочу я побольше огня,
Чтобы страстен он был как бразилец.

Мну рукою супружеский член,
Яйца круглые нежно катаю.
Секс сегодня мне так вожделен,
Вся теку между ног и рыдаю.

Нет, не встал нынче сладкий грибок,
Муж по-старчески чмокает сонно.
И массирую я свой лобок,
Губки, клитор и грудь напряжёно.

Достигаю оргазма высот,
Глажу тело своё молодое...
Да простит мне младенчик Эрот
Что его развлекали не двое.

Но зато я в богатстве живу,
Подставляясь завистливым взорам.
Пусть не чувствую члена главу,
Если что, обойдусь массажёром.

* * *

Стою в свете красном

Стою в свете красном,
Свежа и прекрасна,
Чулки, юбка мини,
Грудь как на картине.

Идут мимо парни
С душком пивоварни,
И смотрят бесстыже
На ножки и выше,

Где попка тугая...
Для вас дорога я,
Идите же мимо,
Не будет интима.

Подходит красавчик,
С кольцом средний пальчик,
Одет от "Армани",
с деньгами в кармане.

Желанье во взгляде
По уличной blyadи,
В штанах вижу пушку,
Шепчу я на ушко:

"Купи меня нежно,
Раздень и небрежно
Используй в постели
Большого отеля".

"О, yes!" - произносит,
И нас быстро сносит
В роскошнейший номер
Забиться в истоме,

Где секс без цензуры,
Где плачут Амуры,
Где ночь будет жаркой
Варяга с дикаркой.

И после восторга,
В штаны спрятав орган,
Вручает мне баксы
Красавчик без таксы.

Глоточек какао,
Прощальное "Чао!"
"Пока, мой ты мачо".
Я стала богаче.

Раздета, счастлива,
Лежу похотлива...
Я секс обожаю,
Мужчин ублажаю.

Купи меня нежно,
Раздень и небрежно
Используй в постели
Большого отеля.

* * *

Взгляни на меня глазом зорким

Взгляни на меня глазом зорким
Скорей на лицо и фигуру,
На груди мои, словно горки,
На ноги, и стань моим гуру.

Потрогай ладонью мне руку,
Коснись невзначай сзади спину,
Почувствуй томления муку,
Желания страсти ангину.

Сожми мне сильней ягодицы,
Пускай моё платье порвётся,
Испей же любовной водицы
Со мною в потёмках без солнца.

Вали моё тело на землю,
В траву, на ковры и постели,
Любовную силу приемлю,
Хочу, чтоб мы сексом болели.

Войди, овладей, будто дикий,
Тряси поступательно-нежно.
И кончи на радости пике,
Когда я вскричу неизбежно.

А после прижми меня голой,
Шепни, что я самая в мире
Любимая дева танцпола,
И дальше плясать будем шире.

* * *

Сексуальные стихотворения

Сексуальные стихотворения
Я прочту на любом дне рождения,
На любой вечеринке и празднике,
При мужчинах и шефе-проказнике.

Не боюсь, ведь я даже без платия
Выступала на мероприятиях,
Где закрытые славились оргии,
И откуда сбежали бы многие.

Я бывала там, где все раздетые,
Алкоголем и сексом согретые,
Возлегали в шезлонгах пред сценою,
И минет не считали изменою.

Я бывала в кафе с бизнесменами,
Что сидели с торчащими членами,
Наблюдая, как совокупляется
Перед ними артистка-красавица.

Доводилось бывать в подземелии,
Где наркотика шприц при похмелии,
Где одна только голая девушка
На десяток мужчин и без хлебушка.

Но, конечно, люблю выступления
Там, где муж мой и есть ощущения,
Что меня очень любят как женщину,
И приветствуют секс, не военщину.

* * *

Эротика - это искусство о сексе

Эротика - это искусство о сексе,
О пылкой любви и о флирте и снах,
Эротика в жизни, эротика в пьесе,
Она слово сила в телах и сердцах.

Она украшает семейные браки,
Она учит чувствам влюблённых и нет,
Она нам приносит в обыденность краски
И каждый не только с ней телом раздет.

Эротика служит подспорьем мужчине,
Эротика - радость для женской души.
Она бой даёт всей житейской рутине
И мы вспоминаем, как мы хороши.

Спасибо Творцу за сам секс и способность
Улавливать всю красоту наших тел.
В эротике тонет и косность, и злобность.
Служить ей во славу - мой вечный удел!

* * *

О, спасибо тебе, мой султан

О, спасибо тебе, мой султан,
Что ко мне благосклоность являешь,
Что призвал на свой брачный диван
И любовь мне свою предлагаешь.

Под хиджабом я сильно дрожу
В предвкушении страсти глубокой,
Груди я поскорей обнажу,
Чтобы взгляд твой привлечь черноокий.

Покажу танец я живота,
Рассмотри моё тело поближе.
Для тебя вся моя нагота,
Возжелай всё что сверху и ниже.

О, как вздыбился посох любви,
Что хранили твои шаровары,
Обнажи же его, призови
Мои губы отведать нектары.

Я не в силах унять свой восторг,
Ты меня сверху сесть приглашаешь,
Ах, султан мой, на твой мощный рог
Нанизаюсь, а ты помогаешь.

Раскачаюсь, горя, на тебе,
Чтобы всё позабыл ты на свете,
Доведу к той блаженной стрельбе,
Что почувствую влагой в соцветьи.

Ты погладишь меня по груди,
И обнимешь, тебя будто часть я.
Мой султан, вечный рай впереди,
Благодарна тебе за ночь счастья.

* * *

Я тебя увидел невзначай

(от имени мужчины)

Я тебя увидел невзначай,
Ты меня сразила красотою,
Сам себе сказал я: "Не мечтай
Завладеть красоткой непростою!"

Потерял я голову свою
От твоей улыбки и полвзгляда.
Ощути же телом плоть мою,
Дай тебя лишить оков наряда!

Женщина! Я так тебя хочу!
Женщина! Ты в мире всех прекрасней!
"Соблазнись, отдайся мне! - кричу, -
Пламя нашей страсти не погаснет!"

На тебя во все глаза смотрю,
Возбуждает грудь твоя тугая,
Чувствую, как свечка я сгорю,
Как представлю - ты стоишь нагая!

Прикоснулся я к твоей руке,
Предложил потанцевать со мною.
Согласилась ты! Щека к щеке
Мы танцуем, плоть готова к бою!

Женщина! Я так тебя хочу!
Женщина! Ты в мире всех прекрасней!
"Соблазнись, отдайся мне! - кричу, -
Пламя нашей страсти не погаснет!"

От того, что рядом мы с тобой
И тела прижатые друг к другу,
Обращаюсь я к тебе с мольбой:
"Будь моей, не вынесу разлуку!"

Поднимаешь ты свои глаза,
Вижу в них я огоньки желанья,
Чтобы мы сорвали тормоза
И слились в экстазе ликованья!

Женщина! Я так тебя хочу!
Женщина! Ты в мире всех прекрасней!
"Соблазнись, отдайся мне! - кричу, -
Пламя нашей страсти не погаснет!"

Женщина! Я так тебя хочу!
Женщина! Ты в мире всех прекрасней!
"Соблазнись, отдайся мне! - кричу, -
Пламя нашей страсти не погаснет!"

* * *

Музыка рок грохочет

Музыка рок грохочет,
Публика в зале скачет,
Секса всё тело хочет,
Рвётся душа и плачет!

Бьёт в барабан ударник,
Гривы трясутся тактом,
Тянут ручищи парни,
Грезят развратным актом!

Я голая на сцене,
Пота потоки льются,
Похоть бежит по вене,
Груди друг с другом бьются!

Все вы меня хотите!
Я это кожей чую,
Сдайтесь мне, Афродите,
Ваши глаза бичую!

Дергаюсь как в эсктазе,
Ритма держусь как в сексе,
В клетке грудной и тазе
Буря как на рефлексе.

Ноги дрожащие сдвину
Чувствуя влажность паха,
Будто глоток морфину,
Катит оргазм без страха.

Пьяная я от драйва!
Даже на парня члене
Нету такого кайфа,
Как тут на этой сцене.

Войте, гитары, громче,
Ярче мигайте лампы!
Женщина голая хочет,
Вами владеть у рампы!

* * *

Когда я была молодою и дерзкой

Когда я была молодою и дерзкой,
Парней заводила, намёки даря.
То грудь оголю, то подол пионерский
Я вверх подниму, о любви говоря.

И только почувствую - страсть воспылала,
И жертва желает меня полюбить,
Я тут же безжалостно парня бросала,
Смеясь и стараясь весь пыл зарубить.

Но вот я влюбилась и стала постарше,
Один лишь на свете мужчина мой муж.
И вот уж пред ним я как пушка на марше,
Ступаю, кручусь, прогибаюсь к тому ж.

И рада когда заведётся мой милый,
Когда ощущу я желания твердь,
Ему отдаюсь и, о Боже, помилуй
За то что творила с парнями круть-верть.

* * *

Я к соседке зашла на минутку

Я к соседке зашла на минутку,
Чтобы соль или хлеб попросить.
Муж сидел там её, будто в шутку
Он любил всё в обтяжку носить.

Не могла сразу я не заметить,
Что сейчас у него между ног:
Ткань в натяжку как на пистолете,
Член огромных размеров как рог...

Я о чём-то ещё говорила,
О погоде и разных вещах,
А сама взгляд тайком отводила,
Это чудо невольно ища...

Вот бы мне прикоснуться руками
И погладить тот холмик большой...
Я б достала его и рывками
Довела б до оргазма с душой.

Но пришлось облизнуться и выйти,
Позавидовав счастию той,
Муж которую сексом насытил...
До чего трудно быть холостой!

* * *

Ты мучаешь меня

Ты мучаешь меня,
Целуя страстно, нежно.
Как-будто бы дразня
Меня, но так небрежно.

А я всё не пойму,
Чего ты время тянешь,
И лону моему
Утех не предоставишь.

Не буду я молчать.
Скажу открытым текстом:
"Хочу скорей начать
Я заниматься сексом!"

* * *

Танцевали с тобой танец медленный в клубе

Танцевали с тобой танец медленный в клубе,
Я тебе говорила о сцене и дружбе,
Ты кивал, соглашаясь, ко мне прижимаясь
И вести между парочек очень стараясь.

Вдруг я чувствую: что-то упёрлось в животик,
Неужели "дружок" твой вскочил словно котик?
Жаром тело обдало, что я с ним так близко.
Об него я потёрлась, мурлыча как киска.

Рассказала тебе я про стихосложенье,
Как не просто занять в мире сём положенье.
А сама ощущала что ты секса хочешь.
Ах, спасибо тебе за прелюдию ночи!

* * *

Я любила дразнить одноклассниц

Я любила дразнить одноклассниц,
Отвлекая парней на себя.
В одиночку и без соучастниц
Я встречалась тайком не скорбя.

Целовалась с парнями охотно,
Позволяла ласкать им меня,
И гуляла под ручку свободно,
Девки злились, шалавой кляня.

Популярной была, знаменитой
И крутила любовь без прикрас.
Но любила я только Никиту,
И ему отдавалась не раз.

С ним познала я радости секса,
Стала женщиной в смысле прямом.
Всё прошло. Но ругаться рефлекса
Не забыли девчонки при том.

* * *

Я была молодой и наивной

Я была молодой и наивной,
И любовь представляла такой
Мармеладной и очень воздушной
С принцем белым с фуражкой морской.

И ты дал мне любовь неземную,
Показал мне и высь и простор.
Но узнала и секс я вплотную,
Появился любовный задор.

И теперь не могу я без ласки,
Не могу без оргазмов прожить.
Ах, спасибо за плотские сказки,
И за тягу к тебе, мой мужик!

* * *

Обращаюсь к тебе я с мольбою

Обращаюсь к тебе я с мольбою,
К моему повелителю сердца.
Убежать бы куда нам с тобою,
И по быстрому тут же раздеться,

И предаться безудержной страсти...
Потому что уже я без силы.
Я хочу оказаться во власти
Под тобою вся голая, милый.

Так держи же меня крепче в танце,
Чтобы я не набросилась тут же,
Чтобы тут же публично отдаться,
Или что-то ещё и похуже...

* * *

Я хочу отдаваться мужчине

Я хочу отдаваться мужчине
С наслаждением, страстью, охотно,
Быть хочу я подобною глине
Под руками любимыми плотно.

Чтобы снова и снова тянуло
Предаваться любовным утехам,
Чтобы тело в оргазме вздохнуло
И взлетела душа звонким смехом.

Я хочу отдаваться мужчине,
Чтобы делал со мной он что хочет.
Будто действую в порнокартине,
А за окнами Рай или Сочи.

* * *

Выхожу обнажённой на сцену

Выхожу обнажённой на сцену,
И в стихах отдаюсь я стриптизу,
Для меня по особому ценно,
Если вместе идём к Парадизу.

Я люблю быть всё время за мужем,
Всю я женственность кину в атаку.
Мне он сильно как женщине нужен,
И об этом слагаю я сагу.

Я о сексе всё время мечтаю,
Ничего не могу с этим сделать.
Как коснётся меня он, я таю,
Тяжелеет в груди без предела.

Окунаемся в тела сплетенья,
Достигаем счастливого мига.
Я люблю приходить в возбужденье,
Я для секса открытая книга.

Обожаю бесстыдство процесса,
И все чувства я вылью наружу.
Я единственная поэтесса,
Воспевающая фалос мужа!

* * *

Библиотека автора:

Fictionbook
Zip
Zip
 


Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной эротической поэзии, ссылка на liberato.ru обязательна. © "Эрато", 2008-2021 г.г.

   Помощь сайту «Эрато»