Подписка на обновления сайта Конкурсы эротической поэзии Новые произведения на сайте Плэйкасты на произведения авторов Поиск на сайте Горячие новости Анология современной эротической поэзии "Эрато"
  Эрато | Галерея | Обновления галереи | Новые публикации | Антология | Плэйкасты | Подписка | Конкурсы | Поиск | RSS | FAQ |  
 

Жак Луи Давид

Поэтесса Сафо

 
НовостиАвторыПроизведенияИзбранные произведенияСсылкиОбратная связь
 
 
 

Заикин Евгений

Статистика автораВсе произведения автора

Власть мгновенья...

Ну, и пусть ушла прочь,
Наша страстная ночь…
Мы с тобой навсегда в ней остались,
Одного только жаль, ночь предельно мала,
Не напрасно в объятьях сплетались,
Опалённые страстью пришедшей тела,
Ночь предельно мала…
Ночь обманна была!

Ну, и пусть к заре ночь,
Откатилась – теперь, как помочь,
Нашей страсти, что правит телами,
При безумии властном влеченья?
Задохнувшись, мы ловим устами,
Поцелуи в пылу наслажденья,
Власть мгновенья…
Грех паденья!

* * *

На ложе любви белоснежном...

Ложе любви белоснежное,
Словно обитель для счастья.
Сладки объятия нежные,
При нескончаемой страсти!

Губы влеченья иссушат,
Устанут ласкать руки тело,
Но чувства пожар не потушат,
Когда ввысь желанье взлетело!

Ночь наша была неизбежной,
С объятьями вплоть до зари.
На ложе любви белоснежном,
Где страсть безгранично царит!

* * *

В объятиях любовного дуэта...

Ох, как желаю снова всласть коснуться,
Я тела твоего в ночь до рассвета,
И в поцелуях страстных задохнуться,
От счастья в неге грешной не проснуться,
В объятиях любовного дуэта!

Ох, как желаю страстью насладиться,
И стонами, что не стихают до рассвета,
Жаль, что вот ночь недолго всё же длится,
Но не желаю при влеченьи торопиться…
В объятиях любовного дуэта!

* * *

Шепча при страсти...

С уст так любимых, стоны собирая,
В порыве целовал тебя любя.
И был всего на шаг в ночи от рая,
Шепча при страсти: «Ты навек моя!»

И вместе мы, рассвет любви встречая,
В объятьях ночи власть боготворя,
Воспринимали тел порыв, взлетая,
До поднебесья! Счастья миг даря!

С уст так любимых, пью – грех забывая,
Глотками страсть, восторженность творя.
В любви мы вместе в шаге лишь от рая,
Горит, не угасая в днях заря!

* * *

В любви сдерживать чувства?

В любви сдерживать чувства? Нет, право,
Смысл запретов и так уж велик.
Страсть считают при жизни отравой,
Обращая молитвенно лик...
В небеса! Но грешим все в тот миг,
Ко Вратам при обмане ступая!

Нет запретов? Так это лукавство,
Их придумали в жизни ханжи.
Прочь отбросим тень в днях пуританства,
Надо им нам в предел дорожить,
Коль дано - то любить и любить,
Ну, к чему для любви власть жеманства?

Нет и нет! В чувствах нет заблужденья,
Страсть, любовь - это чувство от Бога.
Постигаешь при нём вдохновенье,
И светла для любого дорога,
При любви от земного порога,
Принимая душой наслажденье!

В страсти сдерживать чувства не буду,
При любви взлёт душевно постиг.
Суеты часы лучше забуду,
Обратив свой молитвенно лик,
К красоте и мечте! Счастья миг,
Только с чувством коснёшься ты к чуду!

* * *

Объятья твои, объятья мои...

Руки твои, руки мои,
В переплетении…
Страх для тебя,
Страсть для меня,
При наслаждении,
В сердцебиении!

Губы мои, губы твои,
В прикосновении…
Грех для тебя, 
Власть для меня,
При помутнении,
В сласти мгновения!

Объятья твои, объятья мои,
В дикосплетении…
Стон для тебя,
Восторг для меня,
При вдохновении,
В грехопадении!

* * *

Близняшки это?

Близняшки это? Да! Они верх для услад,
Их руки в наслаждении ласкают.
И каждый из мужчин припасть бы рад,
К ним в поцелуе! Сказку порождают,
Они всей красотой, коль обнажают…
Все этим, в общем-то, восторженно грешат,
Да и припасть при жадности спешат –
К навершию, сосками что торчат!

* * *

В рассветной неге...

С тобой храним то, что наедине,
Шептали в поцелуях при объятьях.
В ночной и так прекрасной тишине,
Когда пришло при страсти восприятье,
Восторженного наслажденья не во сне,
При яви сладостной – тебе и мне…
А чувства навалились «грешной ратью»,
Нет – это было точно не во сне!

Хотя Зимой при стуже – гимн Весне,
Любовь пропела нескончаемым куплетом.
Воспоминания о том прекрасном дне,
Когда при страсти обнажались, словно летом,
И были счастливы в безумии при этом,
И радовались счастью не во сне…
Встречая зори неземным дуэтом,
В рассветной неге, что подарком – мне, тебе!

* * *

Ловлю восторг любви при каждом вздохе...

Весь мир любви лежит у твоих ног,
Что я так страстно обнимаю днями.
И это знаю, точно не порок…
Коль чувство даровал нам Господь Бог,
А мы суть познаём в ночи устами,
При дополнении телами!

Весь мир тебе дарю! Мы на дороге,
Ведущей непосредственно нас в рай.
Ловлю восторг любви при каждом вздохе,
Граничащем в безумности пороге…
И в каждом стоне, уводящем страстно в край,
Где вечный любви май!

* * *

Смотрю с наслажденьем...

Смотрю с наслажденьем на девы колени,
Их в чудном смущеньи укрывает от глаз,
Подол платья лёгкого, что, в общем-то, делит,
Мир грешных и праведных! Скрыто, что в нас,
В глубинах души и в желаньях подчас!

Смотрю с наслажденьем на грудь без смущенья,
Какая укрыта красота в складках платья…
И вдруг наплывает дурман опьяненья,
Нагнувшись, целую безумно колени,
Неважно уже всё и вся, и проклятья!

Смотрю с наслажденьем, как дева танцует,
Нагая, без платья, смущаясь под взглядом.
Судьба вот меня вновь при страсти балует,
В мир грешных и праведных, вбросив «обрядом»,
Любви непорочной! Но это ли надо?

* * *

Зацелую тебя, заласкаю...

Зацелую тебя до предела,
Зацелую, безумье творя.
Чтоб дыханье моё ты успела,
Принять в губы при страсти горя!

Заласкаю тебя в наслаждении,
Заласкаю, восторги даря.
Чтоб познала ты пропасть падения,
Уготована, что для тебя!

Зацелую тебя до рассвета,
Зацелую, при ласках царя.
Чтоб взметнулась ввысь песня дуэта,
Как рождённая в утро заря!

* * *

Округлости...

Твои округлости грудей в моих ладонях,
Приятна тяжесть их и твёрдость… красота!
Сосков касаюсь я – Вселенная вся стонет…
Для каждого мужчины, то мечта,
В порыве этом днями суета,
Уходит в прошлое, когда судьба позволит,
Чтоб девы грудь легла бы на ладони!

Твои округлости бедра руками обнимаю,
Я в радости и страсти наслаждения.
И такт движения от тела принимаю…
С восторгами влеченья в обнажении,
До помутнения и головокружения,
Как хорошо – мгновением любовным обладаю,
Округлости бедра вновь жадно обнимаю!

* * *

Ночь темна, ночь нежна...

Ночь темна, ночь нежна,
Вся страстями полна…
Мы встречаем в объятьях её.
Ты любовью полна,
От восторга пьяна…
Ночь движеньем сольёт!

Нас с тобой, в час ночной,
Суету всю долой…
Как прекрасно ночное мгновенье.
С необъятной мечтой,
И любви красотой…
При влекомом желанном движеньи!

Ночь темна, ночь без дна,
До рассвета без сна…
Мы встречаем объятьями в страсти.
Ты судьбой мне дана,
Душа чувством полна…
Уводящим в страну любви в счастьи!

* * *

Движение любви...

Я буду целовать тебя при страсти,
А ты теряй сознанье и стони…
Движение любви – минутное то счастье,
И вот его за сладострастие цени!

Ласкать я буду до головокруженья,
А ты и задыхайся, и шепчи…
Движение любви – одно мгновенье,
За грех и святость ты его цени!

* * *

Нам до рассвета знаю, не уснуть...

Нам до рассвета знаю, не уснуть,
Его с тобой в объятиях встречаем.
Ты в наготе прекрасна, свою грудь,
Мне отдаёшь для ласок! Не минуть,
Того, что вместе пламенно желаем!

Ночь напролёт нам не уснуть, рассвет,
Лучами нас укроет при движеньи…
Тел наших ненасытных, что в дуэт,
Соединили мы, отбросив бред,
Смущения, вкушая наслажденье!

Нам до рассвета точно не уснуть,
Мы страсть безумием любовным постигаем.
Безудержно! Как обжигает твоя грудь,
Сосками твёрдыми, вновь заставляя льнуть и льнуть,
Чтоб, видимо, мы ближе ещё стали?

* * *

Красота наготы...

Из объятий скользнула, 
Встав за шторкой прозрачной,
Подарив мне вторично,
Восторг наслажденья.
Не имеет значенья,
Штамп, закон – «Неприлично»,
Красота наготы, смысл здесь однозначный,
И… смущаясь желанья…
Ты ко мне вновь шагнула!

* * *

И я шагнул навстречу страсти...

Твоя фигура в дверном проёме,
При красоте желанной так груди,
С тобой сегодня одни мы дома,
Я слышу шёпот: «Ко мне иди…»

«Иди ко мне, мы с тобой стоя,
Познаем, что искала я… и, также, ты…
Пусть наше действо не святое,
Добавит в жизни красоты!»

И я шагнул навстречу страсти,
Приняв восторг твоих причуд.
И понял, что такое любви счастье,
А завтра уж не важен жизни суд!

И вот ты вся в моих объятьях,
А под ладонью желанная так грудь.
Как хорошо, когда без платья…
И как приятно мне к телу льнуть!

* * *

Ночь была опьяняюще страстна...

Ночь была опьяняюще страстна,
Пребывали в любовной неволе –
До утра! До рассвета при счастьи,
Мы, безумствуя, пали в истоме…
Постигая любви нежной море!

Возрождаясь в любви, умирая,
Опрокинулись душами в бездну.
И шагаем с восторгом до рая,
Где покоится нежность! Не честно,
Не любить, не грешить… в страсть отвесно!

Ночь была при безумстве прекрасной,
Мы постигли любви наслажденье.
Как желали ночи этой страстной,
Принимая грех тела влеченья…
Как основу для чувств с вдохновеньем!

* * *

Поцелуями упьюсь я до рассвета...

Поцелуями пью сладость грешных стонов,
Вижу, как ты в страсть нетерпелива,
И тону в глазах твоих бездонных…
За окном луна взирает мнимо,
Проплывая мимо, мимо, мимо!

Вот и филин демоном хохочет,
Вторит эхо как-то сиротливо?
А мы рады этой чудной ночи,
Под луной обманчиво игривой,
При лучах каких-то синих, синих!

Поцелуями упьюсь я до рассвета,
Пусть сегодня правят страсти ночи.
Постигая всё, что так запретно…
День любви судьбою скособочен,
Час порочен, очень, очень, очень!

* * *

И виновато в этом наслажденье...

В ночи звучал в смущении ответ,
Хотя его заучено все молвят.
Ты, отдаваясь мне, шептала: «Нет…»,
Но те мольбы ушами всё ж не ловят!

Ну, а потом как, в общем-то, всегда,
В объятиях звучит так вдохновенно.
Сквозь поцелуи, в стонах слово: «Да…»,
И виновато в этом наслажденье!

* * *

Вкусив толику лишь наслажденья...

Я, как ранее люблю,
Наготою тела наслаждаюсь,
Манит треугольник вечности.
Тот, что утопает в нежности,
Когда я жадно прижимаюсь,
Всей ладонью! В красоте живу!

Я, как ранее в паденьи,
Грудью женской жадно наслаждаюсь,
Ощущая сердцебиение,
Принимая тела движение,
Ангелом страсти являюсь,
Вкусив толику лишь наслажденья!

* * *

Меня влечёт к познанью трепет дивной скрипки...

Я в шёпоте твоём услышал трепет дивной скрипки,
В движениях порывистых ловлю порывы волн.
Сожжён огнём даруемой улыбки…
И опрокинул в пропасть страсти нежный стон!

Разлука стала грешной жизни пыткой,
Но это ли обманности канон?
Меня влечёт к познанью трепет дивной скрипки,
И твой пьянящий страстный в любви стон!

* * *

Струился свет луны из ночных окон...

Струился свет луны из ночных окон,
А я при жадности взирал на силуэт,
Твоей нагой фигуры, гимн пропет,
Всей красоте! Ласкает щеку локон,
Волос густых, спасенья знаю, нет,
Из опьянения в любви! Ночной дуэт,
Дарован ныне нам самой судьбой,
При чувстве неземном – грешном, святом,
Неважно то! Живёт любовь средь лет,
Отбросив в стороны обманный жизни бред,
И пусть почаще на щеке моей твой локон,
Ласкает, дополняя лунный свет,
А я при жадности смотрел на силуэт,
При красоте луны из ночных окон!

* * *

Хмель твоих уст...

Хмель твоих уст испил когда-то,
Но не напился – жажда вновь,
В объятия толкает, где любовь,
Покоится при нежности и страсти,
Какое… ах, какое это счастье,
Прильнуть к груди! Вскипает в жилах кровь,
Я на пути крушения основ…
Душа огнём влечения объята!

* * *

Вплоть до рассвета...

Да, наслаждался прелестями в ночь твоими,
Вплоть до рассвета! Коротка вот только ночь.
Она покрова страсти вновь не снимет,
Когда волнующе в греховности обнимет…
Лишь на часы влеченье уйдёт прочь!

Прочь в день при суете мне так не нужной,
Ты в моём сердце остаёшься до ночи.
Твоей любовью не на шутку я «простужен»,
Душа же от восторга вновь кричит,
От счастья сердце бешено стучит!

Стучит оно при ожиданьи и волненьи,
Что вот и снова мы с тобой страсть обретём.
И задыхаться будем при влеченьи,
И уноситься в диком наслажденьи,
Под небеса, где мы с тобой вдвоём!

Вдвоём опять до самого рассвета,
И будем, наслаждаясь вновь ласкать.
Друг друга, коль песнь о любви не вся в ночь спета,
Да и уста в страсть жадно целовать…
Желаем мы, чтоб ввысь вновь улетать!

* * *

Любви рай. Мечта мужчины...

Как прекрасно быть бесстыдной,
Как прекрасно быть распутной,
И неважно, что там видно,
Главное – ежеминутно…
Опьяняет пусть страсть в край,
Коль желаем постичь рай!

Как прекрасно, когда грубо,
Как прекрасно, когда сладко,
Очень важно, чтобы любо,
Было в страсть! И без остатка,
Предаваться наслажденью…
При движеньи в повтореньи!

Как прекрасно быть безумной,
Как прекрасно быть в грех дикой,
И неважно, что в ночь шумно,
В сладострастии от криков…
Должен секс быть только «в край»,
Коль желаем любви рай!

* * *

Ночь безумная, шальная...

Ночь безумная, шальная,
Навсегда при мне осталась.
В памяти, где суть иная,
Среди дней! Нет, не святая,
Муза в снах ко мне являлась!

Приходила, извинялась…
Ангелом любви небесным.
А раздевшись, не смущалась,
Обнималась, целовалась,
Подарив порыв чудесный!

И сама подчас шальная,
Вытворяла в ночь такое…
Что жизнь прошлая, простая,
Показалась мне «святая»,
Но, то сон из грёз с мечтою!

Я проснулся, предо мною,
Пустота в «любовном ложе».
Где же муза под мечтою.
С её дивной красотою…
Как же быть, кто мне поможет?

* * *

Чуть дыша...

Чуть дыша, приблизился – 
В объятья,
Я привлёк тебя, пылая 
Любви страстью,
Мир весь сузился –
Нагая и без платья,
Ты предстала…
Ах, какое это счастье!

Задыхаясь, прижимаю –
Твоё тело,
Обжигаясь острогрудостью
С сосками…
Пропасть была только между нами,
Но теперь влеченьем овладела,
Страсть любви…
Мы пьём её глотками!

Чуть дыша, в объятья –
Грешно пали,
Поцелуи, шёпот, 
Стоны в крик,
Предались безумному занятью,
При движеньи тел опережая,
Тот восторг,
Что дарит любви миг!

* * *

Я, как ранее люблю...

Окно в ночи, объятья, поцелуи,
И шорох листьев, дополняющий страстей,
Дождя приятный задушевный блюз.
Мы до рассвета уст не разомкнули.
Запомнил их солёно-горький вкус,
Не оттого ли я люблю ещё сильней,
Воспоминанья те, что ныне в сон минули?

До предела красотою очарован,
Этим счастьем до сих пор живу,
Но в разлуке трепетать лишь уготован,
Днями всеми, но как ранее люблю!

В моих руках ты, словно птица билась,
Пыталась вырваться на волю, в суету,
Но тут же возвращалась в жадности! И тело,
Своё податливо мне отдавала, не стыдилась…
В безумии своём! Луна взирала ошалело,
На битву тел, на страсти красоту,
Жаль, что ночь до рассвета так недолго длилась!

Воспоминаний трепет благостно ласкает,
Я благодарен за безумие судьбе,
А тело страсти прошлого желает…
Но есть ли возвращенье к любви мне?

* * *

Сквозь стон твой вновь слышу...

Ночь опрокинула нас с криком «Ах…»,
Вдыхаю дурман от волос, а в глазах,
Я вижу смущения взгляд! Как прекрасно,
Тебя обнимать, ловя стон на устах,
И принимать твоё тело – движением страстным,
Навстречу себе! И плывём на волнах,
Восторга и счастья, отдавшись влечениям властным,
И это греховности перед святостью крах,
Сквозь стон твой вновь слышу восторженно «Ах…»,
Вкушая любви мёд на сладких устах!

* * *

Нет, не луна...

В ночь не луна, а страсть нам освещает,
Безумство наше при сплетеньи грешных тел.
Нам воздуха с тобою не хватает,
И мы его безудержно глотаем,
Губами жадными! Пока ввысь не взлетел,
Стон радости, что в глубине засел…
Мы свою душу в чувстве обнажаем,
Пока псалом нам ангельски не спел,
Оргазм, который в страсти ожидаем!

* * *

Как прекрасна, влекома в красоте своей ты...

В предрассветной заре, различая с трудом, 
Силуэт наготы, так прекрасной богини.
Я взираю при жадности тела в надлом…
Жду, когда красота, просыпаясь, обнимет!

Это та красота, что взирает с холста,
Что стоит на мольберте без показа пока.
Мне воочию дева дорога и свята…
И не выдержав к прелестям пала рука!

В предрассветной заре, мысль сейчас об одном,
Как прекрасна, влекома в красоте своей ты.
Коль проснувшись в истоме – воспарим мы вдвоём,
В безграничность любви, в сказку грёз и мечты!

* * *

Взлетая ввысь и падая на дно...

Минуя «правильность» запретную оков,
Мы сбросили одежды! В грешность тела,
Ступили в страсти, позабыв вдруг про любовь,
Да, я хотел! Но ты, что не хотела…
Не ты ль всю ночь песнь стонами пропела,
Желая повторять всё вновь и вновь?

Ночь и луна, нет звёзд, совсем темно,
И ты в объятиях, как раненая птица.
Рвалась и плакала, смеялась – не дано,
Понять того, как можно в грех молиться,
Чтоб отрицая – телом насладиться…
Взлетая ввысь и падая на дно!

* * *

Нагота! Как наслажденно...

Нагота! Как наслажденно,
Под руками ощущать,
Грудь твою, проникновенно,
Страсть сжигает – целовать,
Уже просто невозможно,
Надо волю телу дать…
Чтоб чрез стоны принимать,
Вихрь порочного движенья,
В сладком грешном откровеньи,
В этом танце можно стать,
Ангелом в любви мгновеньи,
В неге тел до возвращенья,
При дурмане опьяненья,
Ну, чего ещё желать…
Чтоб счастливым самым стать?
Боже! Как же наслажденно,
При любви головокруженьи!

* * *

Теперь знаю... любви не минуть!

Ах, как хочется мне вновь прильнуть,
Аромат, вдыхая пьянящий,
Поцелуем, лаская в ночь грудь,
Принимая стон твой в такт разящий,
При движении тел…
Улетел! От восторга в небесные дали,
Этой ночи с тобой так мы ждали,
И желали, желали, желали…
Ангел гимн торжества нам пропел,
С единением благостным тел,
И неважно, что миг страсти падший,
Я ласкаю всё тело и грудь,
Принимая стон грешно разящий,
Теперь знаю – любви не минуть!

* * *

На пике влечения...

Свечи в пламя оплывали,
Страсть сжигала наши чувства.
Мы любви ночной внимали,
До прекрасного безумства,
Принимая пик влеченья,
И даря пыл наслажденья!

Ночи благостный венец,
В страсти тел движения.
Под биение сердец…
В безграничности влечения,
Мы познали красоту,
Душами, шагнув в мечту!

Свечи, ночь, луна и ложе,
Ты и я, в безумстве тел.
Страсть влечения до дрожи,
Любви каждый так хотел,
Принимая узы страсти,
Мы шагнули в страну счастья!

* * *

Хорошо на заре...

Опрокинулись в грешную дрёму,
На рассвете не разбудить.
Повторением страсть так знакома,
Хорошо на заре в крик любить!

Опрокинуты плечи, к зарнице,
Ты уснула с улыбкой в устах.
Жаль, что ночь не так долго и длится,
Отразившись лишь в блик на очах!

Опрокинулись вновь с пробужденьем,
В безграничную сказку любви.
Насыщая тела, наслажденьем…
От зари в тьму и в утро зари!

* * *

Вспоминается вкус...

Вспоминается вкус, как калина горчит,
И как стонет Вселенная в страсти.
Сердце в бешеном ритме стучит,
Неужели в пороге мы счастья,
Прочь ненастье!

Не от этого ль вьюжит и воет,
Стужа зимняя, что снизошла?
Красота от невзгод нас укроет,
Коль любовь на пути вновь нашла,
Не прошла!

Вспоминается вкус, как уста во хмелю,
Огнём страсти в любви пламенеют.
Я твоей красоте воздаю и люблю,
Хотя вслух сказать это не смею,
Твоим телом владею!

* * *

Сказка наслаждения!

И не грешная, и не святая,
Лежишь ты предо мной…
Без платья и белья, совсем нагая,
Дурманя взор небесной красотой,
Как же прекрасно вечера мгновенье,
Ведущее в страну нас наслажденья!

И руки жадные мои всё ниже, ниже,
Скользят по телу, страстью, наполняя –
Всего меня! И в стоне страстном сближен,
Желанья миг. Ты предо мной нагая…
Богиня неземная наслажденья,
Мне подарившая восторг и опьяненье!

И не грешная, и не святая,
В ночи имеющая над мужчиной власть.
Ночь хороша – луна и ты нагая…
И между нами в безграничности всей страсть,
Дарующая нам влеченье повторенья,
В ночь, уведя нас в сказку наслажденья!

* * *

Утреннее...

Движенье тела, вскрик и стон,
Даруют истинное наслажденье.
В безумье страсти пал Харон,
Амуру уступает даже он…
В миг сладострастный единенья,
Двух тел! Как сладостно мгновенье,
Не потому ли колокольный звон,
Приносит властно утром повторенье,
Пред дня теченьем возрожденья?

* * *

Ты приходишь в сладком сне...

Ты приходишь в сладком сне,
Даришь страсти снова мне.
Принимаю в дар грешные,
Губы милой! Красота –
Нет, уста твои святые,
Как и девы простота!

Мы в объятиях зарю,
Вновь встречаем, говорю:
«Как прекрасно под руками,
Бьётся сердце, бьётся в страсти,
Миг восторга ты сосками…
Даришь мне! Погиб от счастья!»

По утрам и вечерам,
Прикасаюсь я к устам.
Девы милой, девы нежной,
Постигая суть иную,
Принимая всплеск безбрежный,
Души всей, как власть святую!

До рассвета ночь не спим,
Страсть взаимную дарим.
Нас восторг ждёт, мы телами,
Принимаем страсти миг,
Ангелы не спят над нами,
Отвернув стыдливо лик!

Ты приходишь в снах и яви,
Красота владеет нами.
Принимаю в дар объятья,
С милой рай, хоть на земле,
Как тонка нить восприятья,
Хоть при яви, хоть во сне!

* * *

Нас с тобою ночь венчала...

Нас с тобою ночь венчала,
С грешностью напополам.
Ты сквозь стоны мне шептала:
«Люби милый! Всё отдам…»

Мы телами единились,
В страсти опьяняющей.
И восторженно молились,
Луне с неба падающей!

Заласкаю, утоплю…
В поцелуях до безумства.
Как же я тебя люблю,
За порочность и за чувства!

Звёзды волнами на теле,
Оставляют в ночи свет.
Мы ж с тобой в страсть «озверели»,
Прочь смущенье и обет!

Нас с тобой заря встречала,
При объятьях и под стон…
Хорошо как! Обвенчала,
Нега под церковный звон!

* * *

Тела наши так нетерпеливы...

Луна в ночь скучает сиротливо,
Среди звёзд в лиловых небесах.
Есть отличие лишь в том, что не скучаем мы,
При безумии в восторженных очах,
Тела наши так нетерпеливы,
При объятьях жарких переплетены,
Только стон уносится ввысь тьмы!

Стоны, шепот, ласки рук до дрожи,
Готов каждый в страсти той молиться.
Есть отличие в любви – порог мечты,
Жаль восторг единства миг лишь длится,
С постижением безумства красоты,
Где пороки в страсть переплетены,
В стонах, что уносятся ввысь тьмы!

* * *

Моя милая, фартовая...

Нагота прекрасна сонная,
Как и ты в рассвет желанная.
Лишь судьба вот незаконная,
Как всегда в любви обманная!

Дразнишь стонами неистово,
При объятьях жарких в страсти.
Мои руки в ласках быстрые,
Пребывают в грешной власти!

Нагота прекрасна нежная,
Как и ты с зарёй влекомая.
В поцелуях жадно спешная,
Моя милая, фартовая!

* * *

На пике любви...

Мы с тобой ложимся в ночной страсти,
Да и просыпаемся при ней…
Красота! Какое это счастье,
Принимать движение твоей,
«Части нижней», что всех красивей!

На пике любви, твои и мои,
В улёт наслажденья, для тел повторенья.
Миг боготворим, стон неумолим…
На грани затменья и без смущенья,
На грани паденья!

Я руками жадными «похмельно»,
Обнимаю эту часть в любви твою.
При движеньи тела беспредельном,
Под слова: «Ещё… я повторю…»,
Я тебя за то боготворю!

На пике любви, твои и мои,
В улёт наслажденья, для тел повторенья.
Миг боготворим, стон неумолим…
На грани затменья и без смущенья,
На грани паденья!

Мы с тобой на поприще любви,
Постигаем грешные движенья…
Чувство нам с тобой восторг дарит,
Час за часом, дав для повторенья,
В пике небывалом наслажденья!

* * *

Сказка счастья...

Стоны, стоны… между нами,
Нет преград в объятьях страсти.
Единит любовь устами,
При движении телами…
Пребываем в грешной власти,
Постигая сказку счастья!

Сказку счастья в наслажденьи,
Как молитва – стоны, стоны…
Звучат так проникновенно,
При объятиях бесценных,
Всё отдать за стон готовы,
Проникая вглубь бутона…

Стоны, стоны… мы устами,
Продолжаем в грех ласкать.
Утомлёнными телами,
Всё в движении! Часами,
Нас в желаньи не унять,
Чтобы чары любви снять!

* * *

Так иди же ко мне, ты готова?

Я прильну до груди и до лона,
Всей ладонью, за то не суди.
Проведём ночь с тобой «без закона»,
До рассветного нежного звона,
Колокольного! Ты лишь люби,
И смущение в страсти гони…
Так иди же ко мне, ты готова,
Приступив все основы канона,
Стать моей? Небо лишь сохранит,
Миг потери и женский твой стыд!

* * *

Мы влечением больны...

Мы влечением больны,
До предела, до безумства.
В страсти при любви вольны,
И секунды тем полны…
Постигая суть искусства,
Дарим благодати буйство,
Без греха и без вины!

Пусть больны грехом постельным,
До предела, до паденья.
С опьянением мгновенным,
С бесконечным повтореньем,
Это счастье наслажденья –
Тел! До умопомраченья…
При душевном откровеньи!

Без греха и без вины,
Постигаем страсти буйство,
Постигая грань искусства,
Дни тем счастьем и полны,
Где в движениях вольны…
До предела, до безумства,
Мы с тобой! Тем и больны!

* * *

Прильнул к груди...

Прильнул к груди –
И невозможно…
Я слышу сердца громкий стук,
Переплетеньем жадных рук,
Спасаю душу! Осторожно,
О, милый, Боже – пощади…
Целую высь самой груди!

Прильнул и ниже –
Вниз по телу…
Я принимаю дрожь губами,
И обнимаю стан руками,
Какой восторг! Ему я внемлю,
Движением всё ближе, ближе,
Пожар сжигает, душу лижет!

Прильнул к соскам,
Верх наслажденья…
Достигнут нами на пределе,
Мы вместе этого хотели,
При страстном небывалом единеньи,
Любви, дарованной в ночь нам,
Как ангелам или богам!

* * *

Душа от счастья в поднебесье улетела!

Руками властно и безумно в страсти,
Груди касался жадно я твоей,
Движенья тел вкушали в унисон…
И сладость добавлял твой нежный стон,
Не оттого ли и влеченье всё сильней,
Нас вовлекало в пропасть неги в счастьи?

О, как мы были страсти тела рады,
Что закипала в жилах наших кровь,
Неважно, что порочно наслажденье,
Не это ли всей жизни постиженье,
С названием знакомым всем – Любовь,
С её чарующим восторга водопадом!

Руками страстно я ласкаю твоё тело,
Груди касаюсь жадно – рай земной.
Как радует меня твой нежный стон,
И поцелуи с криком в унисон…
Ночь так прекрасна с дивной красотой,
Душа от счастья в поднебесье улетела!

* * *

Давай сделаем это по-быстрому...

Давай сделаем это по-быстрому, 
Чтобы не было завтра нам больно,
Давай сделаем это неистово, 
Возвращения нет к счастью страстному.
Ночь и день отдадим чувству чистому, 
Пусть считать будем это невольностью,
Пусть придёт любви радость лучистая! 
Помоги мне греховно несчастному!

Давай сделаем это с тобою, 
Предадимся восторгу небесному,
Давай сделаем это безумно, 
Чтоб орган заиграл фугу нежную.
Ночь и день встретим с той красотою, 
Принимая искру дней чудесную,
Где и грешность вдруг станет святою, 
Подарив нам любви часть безбрежную,
В страсти нежную, пусть и грешную!

* * *

Ночь любви...

Ночь любви – мы, как шальные,
Постигали восторг страсти.
Не беда, что тел грешные,
Такты точно не святы…
Принимали! Путь во счастье,
При движении всевластья,
Прочь смущения дневные,
Как ненужные напасти!

* * *

Прикоснувшись к мечте...

Ночь и тьма…
Это, в общем-то, кстати,
И неважно, что звёзды так светят в окне.
Мы с тобой так близки при объятьях,
В принятьи «мероприятий»,
Называемых грешными! Хотя это, как в сне,
Ты лежишь на спине, 
Я в тебе…
При влекущей меня красоте,
Обнажённого женского тела.
Ночь тлела,
Догорая в рассветном открытом окне.
Поцелуем уста в стонах сладостных сжаты,
А тела утопают в желанном огне,
Наши души дозволенностью ночи распяты,
И кровать в унисон под стон хрипло всё пела,
Нас, бросая в объятья,
Некстати и кстати…
Мы из ночи с тобой –
Провались при страсти в заре,
Прикоснувшись к мечте,
Ты на мне, я в тебе…
Переполненные страстью и красотой,
Стыд вчерашний в смущеньях долой,
Твой и мой,
Все минуты наполнены лишь красотой,
С темнотой под луной, при влеченьи с зарёй,
Безгранично и в край, это рай!
Рай греха, рай любви, мы на дне, 
Иль летим в высоте,
Только шторку колышет рассветно в окне.
Заблудились объятьями страстными в датах,
Эта ночь так желанна и свята,
Ночь и тьма…
Отступили уже в небытие,
Ты лежишь на спине,
Улыбаясь восторженно мне.
Страсть, любовь, грех, объятья…
Всё кстати!

* * *

Сон в зимнюю ночь...

Мы с тобой разделим ложе сна (ночь темна),
И сомкнём объятья до рассвета (суть дуэта).
Как в страстях кровать любви мала (ты права…),
Нами, что под звёздами согрета (зимой – лето),
А когда придёт с равнин прохлада (кущи сада),
И пичуга песни запоёт (в душу бьёт)…
Нам с тобой проститься будет надо (миг заката),
Каждый ведь своей судьбой живёт (так идёт)!

Августа объятья вспоминай (это май),
Поцелуи щедрые средь ночи (пусть порочны)…
Вряд ли повторится этот рай (любовь в край),
Мир любви так хрупок и непрочен (больно очень),
Вспоминай меня любви девица (в снах пусть снится),
Как прекрасен был в страстях рассвет (средь сует)…
Ночь любви не может долго длится (полёт птицы),
И возврата в сказку лета нет (путь тот бред)!

* * *

Зацелую тебя всю и...

Вот мы вместе опять – не уснуть,
Нам с тобой до прихода рассвета.
Зацелую тебя всю… и грудь…
На пределе во страсти дуэта!

Ты моя, не моя – то не суть,
Средь зимы возвращаем вновь лето.
В поцелуях всё тело и грудь…
Ночь любви до прихода рассвета!

Вот мы вместе, того не минуть,
Встречай Муза в объятья Поэта.
Зацелую тебя всю… и грудь…
Снова песня в страсть будет пропета!

* * *

Я помню блеск очей в ночи...

Я помню блеск очей в ночи,
И губ касанья! Неумело –
Ты целовала и шептала: «Ну, иди –
Ко мне скорее и люби…
Люби, чтоб тело жадное хотело,
Вновь повторения любви.
Прислушайся – Вселенная вторит,
Под наш восторг! Душа взлетела,
О, как же я того хотела…
И пусть весь мир теперь кричит,
Кричит и стонет, страсть согрела,
А муза в счастьи сонет пела»,
Душа болит, струна звенит,
Душа уже совсем сгорела…
Но мир ответно в равнодушии молчит!

Я помню, как и ты слова в ночи…

* * *

Прекрасен миг любви и тел влеченья...

Объятия плотны, едины в ночь тела,
Движения приятны в страстных стонах.
Смущенья нет, как нет для нас стыда,
В минуты счастья! Жажда губ в любви влекомых,
Мы воспарили ввысь, пик с криком наслажденья,
В минуты постиженья откровенья,
Порывы вдохновенья…
При устремленьи!

Прекрасен миг любви и тел влеченья,
Мир в этот час лишь только для двоих.
Мы не желали в опьяненьи отрезвленья, 
Страсть, принимая при объятиях грешных,
И это чувство красоты и наслажденья,
Нам даровало радость от «паденья»,
Взлёт вдохновенья…
При единеньи!

* * *

Полумрак...

Полумрак, за окном уж небесно зависла луна,
Освещает деревья и сказочным светом –
Дарит нам фиолетовый сон вечной тьмы, ночь без дна,
Ну, а ты мне дана, в нарушение жизни обета,
Средь зимы, как богиня из прошлого лета!

Отраженье луны в твоих страстных глазах,
Вижу я, припадая в объятьях губами к губам и желая,
Вновь познать тот восторг, когда дрожь ощущаешь в руках,
Твоё тело желанное в стоне любви, принимая…
В ритм с биеньем сердец! В поднебесье под стон, улетая!

Это тот нескончаемый сказочный жизненный рай,
Когда вместе в движении тел наслаждаемся жадно.
И кричим, и целуемся в стонах, ища чувства край,
Потому пред рассветом при неге без сна так отрадно,
Оттого, что терзаем друг друга при страсти любовной нещадно!

Полумрак, за окном уж рассвет предоставил небесно лучи,
Растворилась и тьма, отступив за края горизонта суетно.
Солнце вот издалёка опять колесницею мчит,
Ну, а мы возжелаем, пожалуй, ещё… песни нашей любви недопетой…
Средь зимы, словно эхо из прошлого лета!

* * *

Мы с тобой разожгли любви пламя!

Часть вторая. К стихотворению «Страсть познания, счастье, восторг и любовь!»

Продолжение сна…

Мы с тобой разожгли любви пламя, 
Перепутались дни и ночи – в разлёт,
Ты целуешь меня прямо в рот, 
Да так страстно, что понятие грех, 
Не ужасно, а сладко... 
Всё ясно, полёт и улёт! 
Душа сладостно как-то поёт,
Ах, какая ночь нас с тобой ждёт,
Ты губами ласкаешь… 
Рот в рот, тело в тело,
Всё ближе и ближе,
Ты скользишь языком,
Страстно ниже…

Заласкай, зацелуй... 
Власть до дрожи, 
Как прекрасно любить, 
Падшим быть! 
От игры той озноб и по коже,
Вниз мурашки... 
Пусть мгновение жизни опасно, 
Понимаю, что миг – 
Не напрасно,
Под сиянием страсти прожил,
Не молил, не просил, а любил, этим жил!
И судьбою своей не обижен,
Ты всё ниже…

По губам, рукам, телу... не вижу, 
Опрокинулся мир,
И всё ниже…
Ты скользишь языком,
Стал уже дураком,
Нет и грамма стыда,
Вот беда! 
Ну, иди же скорее сюда,
Ниже, ниже, прошу ещё ниже... 
Ртом взахлёб, поцелуй, 
Языком…
Пламя страсти тела наши лижет,
Ты то выше, то падаешь ниже…

Языком тело бешено лижешь, 
Все желанья слились, 
Непонятны? 
Нет в полёте греховных основ, 
Мы в объятьях бесстыдства оков...
С каждым вдохом и выдохом,
Ближе, 
Мы становимся,
Сказка из снов,
Это грех, это страсть и любовь,
Ты всё ниже...
Страсть с безумием лижет!

Не могу уж кричать, 
Нет вдруг голоса, 
Рву тебя за твои грубо волосы...
Губы в кровь... 
Так давай подчиняйся, 
Сдавайся, не кричи, 
А в страстях отдавайся... 
Ты моя! Безгранично... 
На весь день и всю ночь, 
До рассвета, 
Отблеск счастья в лучах луны света, 
Ты всё ниже... 
Любовь! Кипит кровь!

Мы должны тем друг другу помочь, 
Красота! 
Мы друг к другу – всё ближе,
Ты целуешь меня в рот,
Так бесстыдно и страстно, 
И нежно, и властно...
Это чувство влечёт,
Вновь и вновь. 
Сказка снов, 
Эта сказка – любовь!
Ты всё ниже... 
А я в этом ближе…
Закипела в греховности кровь!

А тебе как, 
Моё счастье ночи? 
Не кричи, не кусай…
Не обижу,
Дразнят губы, грудь, 
Волосы, очи, 
Страсть колотит,
И дрожью вновь бьёт,
А душа в ликованьи поёт,
Знаю, что на рассвете вновь ждёт,
Ты в объятьях моих,
Ты всё ниже...
Ненавижу,
Час рассвета, что скоро придёт!

Губы в кровь, 
Руки в край…
Это чувство любовь,
Это рай неземной... 
Я с тобой! 
Я с тобой нескончаемо ближе,
И любовью своей не обижу, 
Ты всё ниже...
Эта ночь для нас, словно бы рай! 
Ну, давай же, целуй… 
Ну, целуй же, давай,
Любовь в край,
В страсть ломай!

* * *

Страсть познания, счастье, восторг и любовь!

Сон, иль явь – я не пойму? 
Страсть, любовь при этом правят!
Я о тебе, я для тебя…

Дня наступающего новь, 
Среди безумства страстей февраля,
Луна, ночь, женщина… и вновь, 
Постель, что для меня и для тебя…
В лучах зари, звёзд и рассвета,
И Муза, что звалась любовь,
При поцелуях – губы в кровь… 
Это чувство хмельное с названьем любовь,
Как хмельное вино, как любви всей заря,
Я постиг это чувство, я прожил не зря,
Каждый день, каждый час – это грешная новь,
Поцелуи любви, губы в кровь,
Страсть познания, счастье, восторг и любовь!

***************************************

Мы с тобой в любви к рассвету, 
С песней всё же недопетой,
В дикости страстей уставшие, 
Лежим без объятий – спятили,
Стали ближе… телом с душой до предела, 
Ты ведь этого тоже хотела?
Ты скользишь с поцелуем всё ниже…
Страсть познания ближе и ближе,
Разум рухнул, душа улетела,
В смысловом вся природа сгорела,
Твоё тело!

Ты, проснувшись – скользила, губами… 
То ниже, то выше,
Луна уж совсем побледнела, 
Задохнулся опять в поцелуях твоих,
Мир любви на двоих,
Время вспять,
Задохнулся опять, ты всё ниже…
Страсть познания ближе и ближе,
Грех желает тела при паденьи распять,
Начинаешь шептать, и стонать, и кричать,
Рассвет – псих!

Не желаю менять, вон всё прошлое, всё забыть,
Путь былой отрицать, 
Возвращать, что я псих?
Нет! Я буду любить! Чувств не надо других,
Ты целуешь, ласкаешь всё ниже…
Страсть познания снова всё ближе,
При объятьях моих и твоих,
Рухнул мир, что был дан на двоих,
Я желаю любить и любить,
И восторженность тела дарить,
Страсть, как вихрь!

Вычеркнул всё и не вижу, 
Ничего – только ты,
И тела, что при страсти греховной всё ближе…
Преломили абстрактность мечты!
Ниже, ниже… 
Ласкай, страсть отдай… 
Ну, ещё… ну, давай… время движет…
Языком страсть в греховности лижет,
Опрокинулись в ад или в рай?
Своё тело мне снова отдай,
Нега движет!

Ты руками, языком и губами,
То ниже, то выше… 
Тело бьётся в конвульсиях счастья, 
От страсти! 
Потерял ощущение голоса, онемел, 
Рву руками в наслаждении волосы, 
На твоей голове, 
Как приятно вновь мне… я на дне,
С тобой вместе,
Покой тела сегодня «не в чести»,
Греха вести!

На дне ощущений греховных, 
От объятий безумных, любовных…
Потерял ощущенье – наяву, иль во сне? 
Помни ночь, помни день… и рассвет,
Помни лишь обо мне, 
Жизнь вчерашняя вся – полный бред, 
Любви свет,
Не кончай поцелуи, миг сближен…
Страсть отчаянно и властно лижет,
Тела наши огнём, страстный бред,
Любви свет!

Ощущение губ твоих власти, 
Поток страсти, 
Улыбнулась судьба мне – вдвойне, я на дне…
Возвращения нет, 
Померк свет, жизни бред,
Наяву, иль во сне, где ответ?
Ты скользишь языком,
В поцелуе то выше, то ниже…
Мы душою и телом всё ближе,
Ощущаю себя дураком!

Я… любовь за грех тот ненавижу, 
Мной обман постоянности движет,
Губы страсти всё ниже и ниже… 
На хрен всё? Я люблю! 
Это ближе, поутру – ночь, рассвет… ненавижу, 
Заря тело лучами нам лижет,
Нас в объятья любовь снова движет! 
Твои губы всё ниже и ниже…
Страсть познания снова всё ближе,
И спасения знаю, что нет,
Сладок грех, сладок бред!

* * *

Я где-то...

Впитываю стон твоего нежного голоса,
Всей душой на острие движений дуэта,
Перепутаны руки, при нарушеньях обета,
Утопили каскадом страстным в ночь волосы,
Я потерян теперь, меня нет,
Я растворился в любви…
Я где-то!

Руки жадные, бесстыжие, но так желанные,
Скользят нагло, опрокидывая навзничь в страсти.
Это не грех, это великое жизни всей счастье,
И неважно, что часто чувства обманные…
Я в полном восторге, луч света,
Я опрокинут в любви…
Я где-то!

* * *

Час единства бесподобен...

Знаю, знаю – ночь греховна,
И она, и я… скользим…
Вверх и вниз по телу в страсти,
И какое это счастье,
Когда ты в любви любим,
Этот миг неоценим,
При пленительности власти,
Что дарует нам интим!

Ночь пленительна, бездонна, 
Жадность тела не суди.
Под восторг дурманный стона,
При объятьях в страсть влекомых,
Можно ль счастье в днях найти,
Когда руки на груди…
Ловят трепет! Мир закован,
В панцирь грешный при любви!

Нежность и дурманность стона,
При движеньи тел в ночи…
Опьяняют! Принцип сломан,
Всех запретов, миг разорван,
На «нельзя» и «да, люби…»,
Руки в страсти на груди,
Час единства бесподобен,
Губы шепчут: «Повтори!»

Знаю, знаю – сладострастье,
Хорошо при повтореньи.
Ах, какое это счастье,
Пребывать в греховной власти,
Получаешь вдохновенье,
В красоте тел наслажденья…
Серость дней тогда отчасти,
Где нет грешности паденья!

* * *

Руки жадные вниз...

Опускаются руки вниз… до самого края…
Края вселенной и врат того самого рая,
Где сокрыта сокровенная тайна любви,
И безумия так тела наши желают,
Что возникшая страсть дико души пьянит!

Дня восторг, что во грешности радостно тонем,
Позабыв всё на свете и мысли запретные гоним,
Не желая возврата назад в серость дней…
Руки жадные прикоснулись в порыве к бутону,
И неважно, что будет святей, иль грешней!

Руки жадные вниз… суть греха и любви постигая…
Постигая дорогу до кущ призрачных рая,
Где таится земное в любви наслажденье,
Понимаешь, что нет того самого края,
Когда ты принимаешь душой вдохновенье!

* * *

Головокружение...

Дурманный впитываю аромат твоей груди,
До помутнения и головокружения,
На вдохе шепчешь ты: «Скорей меня люби!
Я так желаю в страсти наслаждения,
И твоего безумья в повторениях…»

Головокружение на выдохе в любви,
В желанном так для тела единении.
Пьянит в объятьях аромат твоей груди,
Даруя миг прекрасный наслаждения,
При непрерывном в страстности движении!

Безумно сладостный так аромат твоей груди,
С восторгом впитываю до головокружения,
Ты, задохнувшись, шепчешь мне: «Люби…
Люби до полного меня изнеможения,
Чтоб вечность длилась ночь под наслаждением!

* * *

Объятия любви...

Тело! Ах, женское тело влеченьем чудным прекрасное,
Что может сравниться с его неземной красотой?
Особенно в ночь при луне, в пору нежную, страстную,
Когда не в мечтах, а при яви – богиня лежит пред тобой!

Тело! Ах, женское тело – безумие в точке ночного влечения,
Её очертания с линией властной бедра и желанной груди.
Как в омут любви ты под стон окунаешься и в наслаждении,
Порыв принимаешь прекрасного счастья в объятьях любви!

Тело! Ах, женское тело, которому столько пропето уж песен,
Что может сравниться с божественной и неземной красотой?
В мгновение страсти становится мир окружающий, тесен,
И ты наслаждаешься властью любви не грешной, а святой!

* * *

Ты так красива...

Ты так нежна, прекрасна и страстна,
При дикости своей безумного движения,
Навстречу мне! Всё ускоряясь,
И как-то так, не покоряясь,
При поцелуях до умопомрачения,
И слов лишения…
Всем телом гибким извиваясь,
Крича восторженно при наслаждении,
Как хорошо быть ангелом мгновения,
И в тоже время, чёртом чувств являясь,
Даруя остроту тел единения…
Ты так красива в неге и нежна,
И притягательна до умоопьянения,
Предельно! Ты любима и нужна,
Мне, как богиня, муза вдохновения, 
Восторг души до обалдения!

* * *

Принимаю груз полушарий прекрасных в ладони...

И вот обнажилась ты вся предо мной! Красота то, какая,
Я задыхаюсь от страсти, нахлынувшей в грех на меня.
Нет, ты не грешная дива – богиня восторга святая,
Ты чувства мои осветила, как Аврора рассвета, заря!

Принимаю груз полушарий прекрасных в ладони,
Целую уста и спускаюсь руками до бёдер овала.
Душа в наслаждении эротическом благостно тонет,
И понимаю, что ночи и страсти для нас при влечении мало!

Да мало! Отмеряно времени с чувством любви при минутах,
И знаю, что завтра уже не познаем повтора тех сладостных поз.
Объятья долой, страсть с любовью отступят – мы в путах,
Вновь пребывать будем в дне, потеряв красоту с ароматами роз!

* * *

Вкушал я жадно взор несмелый...

Вкушал я жадно взор несмелый,
И неприкрытые твои…
Все прелести! Нагая при лучах вечерних,
Стояла предо мной богинею зари,
Когда уж полумрак кругом царит,
И вот шагнула так несмело,
Ко мне навстречу – душа пела!
О, час прекрасный красотой продлись,
А страсть с той дикостью явись,
Когда в изнеможении любовном тело,
Желает повторения всецело…
Пусть ангел чувства миг боготворит,
Твой поцелуй в любви несмелый!

* * *

Губами тела я всего касаюсь...

Губами тела я всего касаюсь,
Ты шепчешь мне: «Испей меня… твоя…»
Под стон с тобой грешно соединяюсь,
Восторг, движеньем благостным даря!

Руками я ласкаю тело страстно,
Ты шепчешь мне: «Возьми скорей… молю…»
И понимаю я – какое это счастье,
Стон милой слышать в шёпоте: «Люблю!»

* * *

Она любит ходить без лифчика...

Она любит ходить без лифчика,
Она любит «Мартини» с лимоном,
И не прячет в смущении личико,
Когда мы, нарушая каноны…
Превращаем влечение в стоны,
Отступив от всех рамок приличия!

Она любит ходить без лифчика,
Она любит ходить совсем голая…

Она любит ходить днём нагая,
Она любит курить сигары,
И не прячет лицо! Суть иная,
Когда мы, все табу нарушая,
Принимаем страсть в грех до угара,
При движении тел жадно яром,
И неважно, что не святая!

Она любит ходить без лифчика,
Она любит ходить без одежды…

Она любит ходить без лифчика,
Она любит дразнить своей грудью,
И не прячет в плечо моё личико,
Когда мы, отдаваясь в страсть чуду,
Насыщаясь любви нежной сутью,
Забываем все рамки приличия!

Она любит ходить без лифчика,
Она любит ходить обнажённая…

* * *

Библиотека автора:

Fictionbook
Zip
Zip
 


Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной эротической поэзии, ссылка на liberato.ru обязательна. © "Эрато", 2008-2019 г.г.

   Помощь сайту «Эрато»